Свободный нерифмованный стих

Русский стих начала ХХ века в комментариях. Русский стих начала XX века в комментариях. Предисловие Стиховедение считается трудной частью теории словесности. В наше время это должен уметь каждый школьник, но практически умеет далеко не каждый студент-филолог. А о более тонких деталях строения стиха не приходится и говорить. Стихи — это поэзия, поэзия — источник самого высокого эстетического наслаждения, простому читателю она представляется чудом. Но ведь у этого процесса есть и другая сторона. Школьные обрывочные знания и даже связное изложение в университетских учебниках не всегда помогают этому. Причина не новая: наша учебная литература обычно отстает от состояния современной науки. Между тем научно безупречные правила описания русских силлабо-тонических размеров открыты лет пятьдесят назад и только не дошли — если не до учебников, то до преподавателей. Лучшие пособия для изучения русского стихосложения — это: Богомолов Основы стиховедения: Русское стихосложение, 2-е изд. Техника стиха, 2-е изд. Но все они построены по обычному типу учебной книги: связное изложение теории, иллюстрируемое короткими свободный нерифмованный стих. Забываются примеры, забывается и теория. В книге собрано более 600 стихотворений и отрывков от XVII в. Это единственная антология, читая которую читатель приглашается свободный нерифмованный стих от времени задуматься над тем, какие же, собственно, стихи он читает. Но полноценным учебным пособием она служить все же не может: не всякий шедевр стиховедчески интересен и не всякое стиховедчески интересное стихотворение свободный нерифмованный стих шедевр, поэтому составителю приходится лавировать между двумя критериями и быть вынужденно кратким в своих теоретических комментариях. Мы предпочли свободный нерифмованный стих предлагаемое читателю пособие по другому принципу. Во-вторых, стиховедческие комментарии к каждому стихотворению пространны и следуют друг за другом так, чтобы подхватывали, продолжали друг друга свободный нерифмованный стих, в конечном счете, складывались в связный очерк русского стихосложения. В-третьих, из художественного материала решительно отбирались тексты, интересные именно со стиховедческой точки зрения, экспериментальные, часто раритетные: экспонат кунсткамеры ярче бросается в глаза и дольше остается в памяти, чем обычная хрестоматийная классика. Мы предлагаем три примера, в которых это правило нарушаетсяи они лучше помогут почувствовать правило, чем помогли бы тысячи свободный нерифмованный стих, где оно соблюдено. В-четвертых, наконец, рамки материала ограничены одним сравнительно небольшим периодом — первой свободный нерифмованный стих XX в. Тем самым книга становится как бы стиховедческим портретом литературной эпохи. Более того, мы старались как можно меньше свободный нерифмованный стих стихами классиков — Белого — и как можно шире привлекать стихи забытых и малоизвестных поэтов, образующие как бы фон тогдашнего поэтического расцвета. Это о них язвительный Таким образом, эта книга представляет собой не только теоретико-литературный, но историко-литературный интерес. Кому этого материала покажется недостаточно, тот может поупражнять новоприобретенные знания на стихах из вышеупомянутой антологии Кто захочет яснее представить себе место показанного здесь периода во свободный нерифмованный стих истории русского стихосложения, тот может обратиться к еще одной книге: Гаспаров Очерк истории русского стиха: Метрика, ритмика, рифма, строфика. Форма стиха свободный нерифмованный стих связана с его содержанием: один прием производит на читателя впечатление легкости, другой — медлительной тяжести, третий — резкой угловатости и т. Мысль об издании такого рода книги подал нам в свое время крупнейший специалист по русской поэзии начала XX в. Тименчик; сокращенное малотиражное ее издание свободный нерифмованный стих в 1987 г. Белоусова; расширению и дополнению книги помогла Кушлина; очень полезны при этом были компетентные замечания Всем им автор свободный нерифмованный стих глубокую благодарность. Автор Предварительные сведения Стихосложение версификация — это способ организации звукового строения речи, по которому речь свободный нерифмованный стих на две большие категории — стихи и прозу. Изучение стихосложения позволяет ответить на три вопроса: 1. Чем отличается стих от прозы? Чем отличается стих одного языка или эпохи от стиха свободный нерифмованный стих языка? Чем отличается стих одного стихотворения от стиха другого? Как ни странно, самый трудный из этих вопросов — первый. Чем отличается стих от прозы? Все трое будут правы, свободный нерифмованный стих ближе всех к сути дела окажется все-таки свободный нерифмованный стих. Таким образом, стих — это прежде всего речь, четко расчлененная на относительно короткие отрезки, соотносимые и соизмеримые между собой. Когда мы скользим взглядом по прозаическому тексту, то видим непосредственно читаемые слова, хорошо помним предыдущие, смутно — предпредыдущие и т. А когда мы читаем стихи, то в конце каждой строки живо вспоминаем концы предыдущих строк, в начале каждой строки — начала предыдущих строк и т. Но это относится не только к концам строк. Возьмем начало лермонтовского стихотворения: Свободный нерифмованный стих парус одинокий В тумане моря голубом!. Прозе такие тонкие средства недоступны. Свободный нерифмованный стих первая себе без шума и шажком Плетется, Другая вскачь несется. Содержание этих стихов поступает в наше сознание как бы смысловыми порциями, каждая порция — стих. Первый стих — длинный, второй и третий — неожиданно короткие, а смысловая их нагрузка, казалось бы, должна быть приблизительно равной. Если бы записать этот свободный нерифмованный стих текст прозой — противопоставление потерялось бы. И это лишь оттого, что наше сознание соизмеряет, какой стих длиннее и какой короче. Соизмеряет, но какими мерками? И вот здесь мы подходим ко второму вопросу. Чем отличается стих одного языка или эпохи от стиха другого языка или эпохи? Именно теми мерками, которыми соизмеряются строки. Наше сознание может вести счет длине строк или словами, или слогами, или что уже сложнее группами слогов — стопами. В зависимости от этих мерок мы различаем системы стихосложения: тоническую свободный нерифмованный стих числу ударений, т. Не надо думать, что в силлабическом стихе все строки равносложны, а в тоническом равноударны: они могут быть и разной длины, важно лишь, чтобы эта разница ощущалась в первом случае в числе слогов, а во втором — в числе слов. В истории русского стиха сменялись разные эпохи. Русский народный стих песенный, речитативный и говорной — тонический. Свободный нерифмованный стих литературный стих XVII — нач. Классический литературный стих от Ломоносова и до самого конца XIX в. В стихе XX в. Силлабо-тонический стих развился не в России, а в Европе из силлабического. Чтобы легче вести счет слогам, стали выделять некоторые слоги как опору для голоса и слуха через одинаковые промежутки. Такие выделенные слоги называются иктами лат. Сильные места в силлабо-тоническом стихе преимущественно ударны, слабые — преимущественно безударны. В свободный нерифмованный стих и немецком языках, где слова короткие, сильные места почти всегда ударны; в русском языке, где слова длиннее, на сильных местах ударения часто пропускаются. Чередование сильных и слабых мест называется метром гр. Основных метров в силлабо-тонике пять: ямб стопа сСхорей Свободный нерифмованный стихдактиль Сссамфибрахий сСс и анапест ссС. В зависимости от числа стоп в стихотворной строке каждый метр имеет несколько размеров. Эти стихотворные размеры различаются непосредственно на слух. Адель, Не знай печали. Наконец, шепнула: есть в саду беседка. Грачи улетели, Лес обнажился, поля опустели. Сильные места могут выделяться не только ударениями, но и, например, долготами звуков в тех языках, где долгота служит смыслоразличительным средством. Упорядоченность рифм в свободный нерифмованный стих стиха и сильных мест внутри стиха порождает ощущение рифмического и ритмического ожидания, предсказуемости каждого слога в стихе. Например, когда мы читаем текст, написанный 4-ст. От того, насколько подтверждаются или не подтверждаются эти ожидания, зависит художественный эффект стиха. Чем отличается стих одного стихотворения от стиха другого? Во-первых, стало быть, метром ямб, хорей. В-четвертых, ритмом ударений: мы знаем, что на сильных местах внутри стиха ударение может пропускаться, и в зависимости от того, на какой стопе оно пропускается, стих звучит по-разному: в XVIII в. В-пятых, ритмом словоразделов, который может или подчеркивать, или стушевывать четкость членения стиха на стопы. В-шестых, один свободный нерифмованный стих этих словоразделов, срединный, может быть постоянным цезурой и придавать стиху особый ритм. В-седьмых, членение стиха на строки может совпадать или не совпадать с синтаксическим, от этого ритм стиха становится то более спокойным, то более напряженным. Наконец, не следует забывать, что стих существует свободный нерифмованный стих изолированно, а только во взаимодействии с соседними стихами. Поэтому стихотворение, где стихи объединены в однородные т. Предсказуемые группировки строк могут быть настолько пространны, что охватят целое стихотворение. Такие стихотворения называются твердыми формами и рассматриваются в одноименном VII и свободный нерифмованный стих разделах свободный нерифмованный стих. Для краткости изложения время от времени придется прибегать к схематическому изображению слогов в строках и рифм в строфах. В схемах различных метров и размеров слоги, обязательно несущие ударение, обозначаются ¢ ; слоги, обычно не несущие ударения, — È; слоги, которые могут и нести ударение и пропускать его, — ´. В схемах строф одинаковые рифмы обозначаются одинаковыми буквами: АБАБВВ. Если существенна разница между мужскими и женскими рифмами, то мужские обозначаются строчными буквами, а женские — прописными: АбАбВВ. Более частные пояснения даются в тексте. Стихотворения, собранные в книге, по большей части даются целиком, без сокращений. Если сокращения оказывались необходимы, они отмечались знаком. Свободный нерифмованный стих, не принадлежащие автору стихотворения, печатаются в угловых скобках. Если косая линейка обозначает, например, цезуру, то это ясно из контекста. О, если бы ты могла знать все, что я вижу! Моя душа уносится вдаль свободный нерифмованный стих благоуханиях, как души других в звуках музыки. В волосах твоих целая греза, полная мачт и парусов: в свободный нерифмованный стих огромные моря, по которым муссоны уносят меня к чарующим странам, где дали синее и глубже, где воздух напоен благоуханием плодов, листвы и человеческой кожи. В океане твоих волос мне видится гавань, оглашаемая печальными свободный нерифмованный стих, кишащая разноплеменными людьми мощного сложения и кораблями всех видов, сложные и тонкие очертания которых вырисовываются на фоне необъятного неба, где тяжко царит вечный зной. В ласке твоих волос я вновь переживаю истому долгих часов, проведенных мной на диване, в каюте прекрасного судна, под еле ощутимое колыханье мирной гавани, среди цветочных горшков и глиняных кувшинов с прохладной водой. В жгучем очаге свободный нерифмованный стих волос я вдыхаю запах табака, смешанного с опиумом и сахаром; в ночи твоих волос мне сияет бесконечность тропической лазури, на пушистых берегах твоих волос я опьяняюсь смешанным запахом смолы, мускуса и кокосового масла. Позволь мне долго кусать твои тяжелые черные косы. Когда я покусываю твои упругие и непокорные волосы, мне кажется, что я ем воспоминания. Бодлером и заимствованный у него Тургеневым и другими позднейшими писателями. Что в произведениях, обозначаемых этим парадоксальным термином, идет «от стиха» и что «от прозы»? «От стиха» здесь все признаки лирического жанра который, как известно, гораздо чаще разрабатывается в стихах, чем в прозе : общая установка на выражение субъективного впечатления или свободный нерифмованный стих круг образов, мотивов, идей, характерных для поэзии данного времени здесь — французского позднего романтизма ; обычно бессюжетная композиция, повышенная эмоциональность стиля, небольшой объем, членение на малые абзацы, подобные свободный нерифмованный стих. Все эти признаки лиризма традиционны в поэзии, но не традиционны в прозе и поэтому в ней особенно ощутимы и действенны. Нет здесь лишь тех признаков стиха, которые собственно и делают стих стихом: членения на соизмеримые отрезки; подчеркивающих это членение рифм; облегчающих это соизмерение метра и ритма. Именно поэтому форма таких произведений остается прозаической: «от стиха» в них смысловое содержание и словесный свободный нерифмованный стих, «от прозы» — звуковая форма. Иногда кажется, что в ней больше ритмичности или благозвучия, чем в обычной свободный нерифмованный стих, но обычно это — иллюзия. С точки зрения стиховедческой, «стихотворения в прозе» — это проза, и только проза. СВОБОДНЫЙ СТИХ Праздник Отрывок. Сегодня день моего рождения; Мои родители, люди самые обыкновенные, Держали меня в комнатах до девятилетнего возраста, Заботились обо мне по-своему, Не пускали меня на улицу, Приучили не играть с дворовыми мальчиками, А с моими сестрами сидеть скромно у парадной лестницы На холщевых складных табуретках. Отец мой садился рядом со мною, Рассказывал неинтересное О каких-то своих турецких походах. Вечерами я садился на подоконник, Смотрел на улицу, на фонари керосиновые, А отец мыл чайные чашки и стаканы, И не потому, что у нас прислуги не было, А потому, что ему нечего было делать, Как всякому отставному воину; При свете утра и стеариновой свечки, Когда в комнатах тени желтоголубые, Я сам научился читать азбуку; Мне также хотелось учиться музыке, Но на нашем рояле не действовали клавиши; Я тихо плакал, когда пели в русском соборе, И в особенности, когда в костеле орган играл; У меня не было ни богатой библиотеки, Ни бонн, ни гувернанток, ни хороших учительниц; Была картавая белобрысая барышня, Немка Люция Эдуардовна Виссор; К гимназическому экзамену Меня приготовлял бритый восьмиклассник. Нельдихен, 1920 Этот текст по содержанию гораздо более «прозаичный», чем предыдущий; если бы напечатать его свободный нерифмованный стих строчками, никто не подумал бы, что это могут быть стихи. Нельдихен дал своему юношескому «Празднику» подзаголовок «Поэмороман». И все-таки предыдущий текст свободный нерифмованный стих прозой, а этот текст — стихи, именно потому, что он напечатан раздельными строчками. В нем нет рифмы, в нем нет метра и ритма, но в нем есть свободный нерифмованный стих расположением строк членение на сопоставимые и соизмеримые отрезки. Разумеется, такое стиховое членение нимало не отменяет языкового, синтаксического, а лишь накладывается на него и осложняет его. По большей части стиховое членение стремится совпадать с синтаксическим, концы предложений и синтагм совпадают с концами стихов; но они могут и не совпадать — такие «переносы» фр. Попробуем разбить этот же текст на строки иначе: «. » — он зазвучит по-иному; слова. Если бы текст был напечатан как проза, сплошной строкой, то каждый читатель был бы волен членить интонировать его про себя или вслух как «синтаксически», свободный нерифмованный стих спокойно, так и «антисинтаксически», более напряженно, на самые разные лады, и все интерпретации были бы равноправны. Но так как текст Нельдихена напечатан раздельными строчками, свободный нерифмованный стих из этого множества свободный нерифмованный стих выделяется как правильная лишь одна: произвол читательского восприятия ограничивается. Поэтому неверно говорить как бывает в полемике : «Это не стихи, а рубленая проза»; от такой «рубки» проза приобретает новое качество, новую организацию — становится стихом. Не путать с вольным стихом — силлабо-тоническим разностопным неурегулированным и обычно рифмованным, о котором речь ниже. ЛИБО ПРОЗА, ЛИБО СТИХ Так и мы расстаемся Подними голову — погляди в небо: одна за другою несутся тучи. Едва коснулись, и уже расстались, и уже потеряны одна для другой. Так и мы расстанемся, так и мы теряемся в этом мире. Опусти голову — посмотри в море: одна за другою проходят волны. Едва столкнулись, и уже расстались, и уже потеряны одна для другой. Так и мы расстаемся, так и мы теряемся свободный нерифмованный стих этом мире. Одна за другою Несутся тучи. Едва коснулись Одна другой, И уже расстались. Так и мы расстанемся в этом мире. Опусти голову, Посмотри на море. Одна за другою Проходят волны. Едва столкнулись — И уже расстались: И уже потеряны Одна для другой. Так и мы расстанемся в этом мире. Шкапская, 1914 В предыдущем образце мы воображали свободный стих записанным сплошными строчками и получали прозу. Здесь не нужно воображения: за нас это сделал сам автор. Поэтесса Мария Шкапская в парижской Школе восточных языков услышала от товарища-студента старинные китайские стихи и пересказ их по-французски. Пересказ этот она записала русским верлибром. Через несколько лет, решив напечатать его вместе с другимиона предпочла сделать это сплошными строчками — прозой. Свободный нерифмованный стих эта синтаксически ритмизована — легко распадается на свободный нерифмованный стих в два слова. Один чтец выделит эти двусловия поштучно как вышедругой — попарно: Подними голову — погляди в небо: одна за другою несутся тучи. Едва коснулись — и уже расстались, и уже потеряны одна для другой. У первого текст зазвучит более отрывисто, у второго — более плавно. Сказать нельзя: прозаический текст дает одинаковое право чтецу членить его и так и этак. Если же текст записать верлибром, как и было у поэтессы в рабочем блокноте, то ответить можно: поштучное деление, отрывистое звучание — правильно, а свободный нерифмованный стих, плавное — нет. Потому что именно поштучно делит текст на двусловия сама поэтесса, задавая это членение нам, читателям, разбивкой текста на короткие строчки. Вот это и значит «обязательное для всех членение текста на заданные отрезки». Обратите внимание, что при подготовке текста к печати — сплошными строками — Шкапская вносила в него и небольшие словесные изменения. Чему, по-вашему, они служили: чтобы текст звучал свободный нерифмованный стих ритмично как бы усиливая «прозаичность» написания или более ритмично как бы компенсируя «прозаичность» написания? Свободный нерифмованный стих это — Москва. И Москвой назывался район, где Пречистенка, улица тихая, тая в сплошных переулках, стояла домами отдельными; там — в переулках — дома. Вот — тот дом! Пять жерельчатых, белых колонн, — без дантиклов; к абакам принизился розовым свободный нерифмованный стих легкий фронтон, треугольником врезанный в голубопепельный и в свободный нерифмованный стих день; он тишал, отступя от колонн розоватой стеною с гирляндами белых венков над промытыми стеклами окон и чуть выдаваясь выступом низа; сложеньем квадратов; в подъезде — два льва, к тротуару слагающих продолговатые морды; и легкая арка ворот: в теплооблачный воздух; литою решеткой, скрещеньем гермесовых жезликов. В этом тексте есть ритм, и очень четкий, но нет членения на стихи и нет рифмыи текст воспринимается как проза — «метрическая» или «ритмическая»но все-таки проза. Ритм здесь трехсложный: обязательные ударения падают на каждый свободный нерифмованный стих слог как в дактиле, анапесте или амфибрахиипропускаются они редко на весь приведенный отрывок — 5 раз; найдите эти местасверхсхемные ударения — редкие и легкие на двухсложном слове — только один раз; где? Текст похож на одну бесконечно длинную амфибрахическую или анапестическую строку. Именно поэтому это не стихи: членения на сопоставимые и соизмеримые отрезки здесь нет, наоборот, все ритмические, синтаксические и стилистические средства стараются представить текст сплошным и непрерывным. Бонди, говоря о такой метрической прозе, напоминал стихи Маяковского о рифме как сигнале конца стиха : «Говоря по-нашему, рифма свободный нерифмованный стих бочка. «А тут, — говорил Бонди, — фитиль горит и горит, а бочки нет». У Лермонтова такой метрической прозой написан отрывок «Синие горы Кавказа, приветствую вас!. »; Андрей Белый написал так большую трилогию «Московский чудак», «Москва под ударом», «Маски» и ряд других произведений. Этот отрывок насыщен архитектурными терминами: абак — квадратная плита на верху колонны; дантиклы — зубчики; гермесовы жезлики — жезлы, перевитые змеями, распространенный орнаментальный мотив; сложенье квадратов — так называемая прямая рустовка, членение нижней части стены врезанными рубцами. Детва в значении «детвора» — диалектизм, а прилагательное сребродрогий — неологизм Белого. РИФМОВАННАЯ ПРОЗА Душа мира Вечной тучкой несется, улыбкой беспечной, улыбкой зыбкой смеется. Грядой серебристой летит над водою свободный нерифмованный стих лучисто-волнистой грядою. Чистая, словно мир, вся лучистая — золотая заря, мировая душа. За тобой бежишь, весь горя, как на пир, как на пир спеша. Травой шелестишь: «Я здесь, где цветы. » И бежишь, как на пир, но ты — там. Пронесясь ветерком, ты зелень чуть тронешь, ты пахнёшь холодком и, смеясь, вмиг в лазури утонешь, улетишь на крыльях стрекозовых. С гвоздик малиновых, с бледнорозовых кашек ты рубиновых гонишь букашек. Белого мы взяли в скобки, потому что печатаем этот текст не в том виде, в каком печатал автор. Сделано это вот почему. Мы видели: текст, в котором есть только заданное расчленение на отрезки, даже без ритма и рифмы, воспринимается как стихи: текст, а котором есть только ритм, воспринимается как проза. Теперь убедимся, что текст, в котором есть только рифма, тоже воспринимаются как проза. В предлагаемом здесь произведении рифм очень много: приблизительно три четверти составляющих его слов зарифмованы. Но расположены эти рифмы в очень прихотливом переплетении; схема рифмовки — АБВАВБГДГГД ЕЖЕЗИКЛЗЖ ИНЛМЖНКЖМН ОПРПОСРТСУТФУРФ проверьте! При таком переплетении исчезает всякая возможность предугадывать очередную рифму и воспринимать ее как сигнал конца стиха: рифма остается не членящим, не структурным, а только звуковым, орнаментальным украшением текста. Произведение не делится на соизмеримые отрезки, не получает свободный нерифмованный стих организации в свободный нерифмованный стих к горизонтальной, т. Попытайтесь сами расценить тот текст на «стихи», кончающиеся рифмами; после этого его уже нельзя будет называть рифмованной прозой, а нужно будет называть, например, «рифмованным свободным стихом». А потом сравните результат с тем, как разделил его на стихи свободный нерифмованный стих Андрей Белый см. И только в Ней оправданье темных наших кровей, тысячелетней данью влагаемых в сыновей. И лишь по Ее зарокам, гонима во имя Ея — в пустыне времен и сроков летит, стеная, земля. Знаю — будут любить мои дети невский седобородый вал, оттого что был западный ветер, когда ты меня целовал. Шкапская, 1921 Этот текст записан как проза самим автором. Но в нем есть рифмы с простым и предсказуемым в отличие от предыдущего текста чередованием АБАБ — и слух, привыкший к звучанию стихов, легко ощущает их как сигналы членения на сопоставимые отрезки. Здесь есть ритм, облегчающий соизмерение этих отрезков, и слух, привыкший к звучанию стихов, легко опознает его как ритм 3-иктного дольника см. Поэтому такой текст воспринимается не как проза, а как мнимая проза — на самом же деле это стихи З-иктного дольника с рифмовкой АБАБ, напечатанные сплошной строкой по-видимому лишь для впечатления неторжественной, интимной, скороговорочной интонации, — ср. Автор их, поэтесса Шкапская, признавалась, что звучание стихов ей всегда неприятно и что сочиняет стихи она только «про себя». Возможны, вероятно, и другие мотивировки такой записи ср. Во всяком случае, распознание стиха в такой мнимой прозе требует от читателя некоторого владения традиционной стиховой культурой. МОНОСТИХ Танка И кожей одной и то ты единственна. В этом случае свободный нерифмованный стих о внутреннем членении текста, ни о поворотах, ни об их предсказуемости не возникает и речи; текст воспринимается как стих или как проза исключительно в зависимости от контекста. Недавно для таких неудобоопознаваемых форм был предложен поэтом Буричем еще не привившийся термин «удетерон» гр. «ни то ни другое». Таковы пословицы, поговорки, загадки, таков же и моностих одностишие. Эта строка среди прозаического монолога показалась бы несомненной прозой, но на странице альманаха или стихотворного сборника ощущается как стих. Конечно, такие «стихи» возможны только в культуре с развитой поэтической традицией. Вермель, меценат и поэт-любитель, явно старался создать футуристический аналог знаменитому моностиху Брюсова «О, закрой свои бледные ноги» 1894с которого, можно сказать, начался русский символизм. Заглавие «Танка» указывает лишь на краткость стихотворения; как выглядят настоящие «танка», читатель увидит в. МЕЛОДИЧЕСКАЯ И ИНТОНАЦИОННАЯ ГРАФИКА Прощанье В авто, последний франк разменяв. Подступай к глазам, разлуки жижа, сердце мне сантиментальностью расквась! Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли — М о с к в а. Вихрь — Свободный нерифмованный стих Стих! Λ Λ Λ день! Λ Λ Λ дань! Λ Λ Λ Иду по по Бегу по лу марево ко жаворонок лям —— Λ и Λ гам Λ и Λ лышет дале день Λ Λ свер нет Λ Λ Λ цве-еты Λ ко Λ мой Λ лит Λ хруста дум. Λ Λ Λ и в дым Λ Λ той Λ то-ос тыми василь Жги! Λ Ра-ас Но-очей Λ кой, Λ и гла- ками. Λ Λ Λ ка-амень! Λ Голубые Лиловая Розовую тят Λ по ов вдалеке Λ ро-оща Λ гре-ечку Λ су Λ камер льны Λ Λ Λ тучкой на ла пчё-олы Λ то-онным Λ льнут. Λ Λ Свободный нерифмованный стих до-они. Λ пьют Λ и ле- зво-оном. Λ Добела рас и тоска Λ Этому ли Этому ли калены Λ в облаках Λ со-олнцу Λ атому лихо в синеве Λ ле-егка! Λ пе-есни Λ ра-адкой Λ облака, Λ ле-егка, Λ лить? Λ Λ Λ бить? Λ Свободный нерифмованный стих Λ День, Λ голу День, Λ золо Λей, Λ Λ Λ А мне, лето бой Λ день, Λ той Свободный нерифмованный стих день, Λ ле-ето, на лить июли ра-адость Λ в жизнь Λ Λ Λ лей Λ до но лень, Λ Λ Λ лей! Λ Λ Λ вдень! Λ Λ Λ лень. Квятковский, 1922 Если, таким образом, членение на свободный нерифмованный стих отрезки является главным отличием стиха от прозы, а графическое расположение печатных строчек оказывается главным средством изобразить такое членение, то хочется спросить: а нельзя ли с помощью тех же типографских средств передать еще какие-нибудь, более сложные особенности интонации стиха? Самая известная из них — это «лесенка» Маяковского; печатая свои 4-ударные стихи свободный нерифмованный стих преимущественно по 1+1+2 или 2+2 слова, а 3-ударные — по 1+2 слова, он добивается того, что начало стиха звучит более отрывисто, а конец — более плавно. Но были и другие опыты. Поздний Андрей Белый, стремясь передать «мелодическое» единство стиха «Будем искать мелодии» — называлась его программная заметкапечатал почти каждое слово в отдельную строку как бы выделяя его курсивом и сдвигал части фраз вправо как бы требуя соответственного повышения свободный нерифмованный стих иного напряжения голоса. Квятковский, поэт-конструктивист и создатель «такто-метрической» теории стиха см. В широкое употребление эти приемы не вошли, но пространная область для экспериментирования здесь остается. Два последних приводимых стихотворения печатаются в поздних рукописных редакциях, при жизни авторов не публиковавшихся. Лозинскому МнОгоязычием пленительным звучат ЛеТейских берегов туманные дубровы. ОсЛавим же того, кто, мир увидев новый, ЗоИлом став, не чтит всех канувшего чад. В них птицы верещат НаСледьем сладостным. Суровый СоК выжав из терцин, там с бездны снял покровы КрЕст утвердивший муж. ОвРаги перейдя, хоть высь была бы в тучах, МхОм полускрытый ключ слов блещущих, певучих, УдВоив поиски, ищите в тьме густой. ДлАнь вяща с посохом. Придя к благому краю, АлКать недолго вам! Где стих ваш золотой? Липскерову МнОгОлюбезный друг, волшебник и поэт! ЛаЛ и Топаз камей. С тИбЕтским Буддою бок о бок Тинторет. КаНоПской лирницы уста, как ночь, спокойны. Ей СнИтся древний плеск, ей снится берег знойный РеКи, Струящейся, как вечность, где-то там. ОгОнЬ чуть теплится на самом дне печурки. В еГо Мерцании загадочным цветам УпОдОбляются свободный нерифмованный стих шкурки. Лозинскому ЛеПечет ржавый ключ. ЗаКат зардел, - и вот ИрАн ли там, Свободный нерифмованный стих, НаЯд ли там хвосты. МнЕ мир мелькнул иным. УрСула Мемлинга, МеТнул в них взором Пан. Свободный нерифмованный стих мне, поэг, стихи! ЛиХ был совет мой, но. БуНт красок равен чуду. ПоТок там иль огни? СкИнь с мысли истин груду! РеПейник, — но взгляни: АкСюша у ограды — МаКар — герой Эллады, ЛьЕт песни ключ. ЯдРо созвучий — свободный нерифмованный стих сказке. Вы без опаски ЯнВарь отправьте в свободный нерифмованный стих. Акростихом называется стихотворение, в котором первые буквы стихов или строф складываются в определенный осмысленный порядок. Это не просто украшение: отмечая собой начало каждого стиха, они тем самым подчеркивают стихоразделы, членение текста на стиховые отрезки, т. Не случайно, когда в XVII в. Это было средством лучше запомнить важный свободный нерифмованный стих и ничего в нем не пропустить. Так построены уже некоторые древнееврейские псалмы. Потом акростих стал средством подчеркнуть и в то же свободный нерифмованный стих скрыть имя автора или адресата, если их почему-либо нельзя было дать открытым свободный нерифмованный стих. Соответственно, главным приютом акростихов стала альбомная, мадригальная поэзия, бытовая периферия литературы. По аналогии с акростихами стали сочиняться и месостихи — стихотворения, в которых осмысленное имя или фраза читались по вертикали не по первой, а свободный нерифмованный стих третьей или иной букве каждой строки. Стали появляться и совсем уж изысканные сочетания акростихов и месостихов. Чтобы еще больше усложнить эти трудные фокусы, для них обычно выбирались сложные строфические формы — преимущественно сонеты см. В предлагаемой подборке образцов публикуется впервые мы позволили себе выйти за хронологические рамки нашей книги, потому что эти опыты уникальны в русском стихотворстве. Липскеров и петербуржец Лозинский до революции писали и печатали оригинальные стихи, а после революции — преимущественно переводы. Лозинскому дар от Липскерова НаДеТ на мне доспех, я — в узах, но не в плаче СоУзНик мой — мой стих: вернее друга нет. ТеМнА вначале даль, но верю я удаче: ЛуАр Новым брегам послал я свой привет. В учебниках обычно пишется, что организующим центром художественного произведения является идея, свободный нерифмованный стих все остальные его элементы подбираются применительно к ней. Ярхо справедливо заметил, что далеко не обязательно идея: в акростихе таким центром являются всего-навсего осевые вертикальные слова, а к ним подбирается все остальное. И, Ох, Чтобы Его, Милое, Пошевелить Свободный нерифмованный стих Сбить, Адская Твердость Нужна, Едва Ли Завтра Явится Предсказуемая! Верховскому Юлою жизнь юлит в чаду своих повтороВ. Рассеянно бредя, ты проглядел еЕ; И слушал тишину, и слушал в поле вечеР, Юдоль тоски земной переплавляя в стиХ, Не требуя наград, свободный нерифмованный стих неустаннО —И в тридцати годах спокойных чистых слоВ Каким зерном нагруз твой полновесный колоС! Ах: что нам пожелать свободный нерифмованный стих в этот сроК? Немного радости да отдыха немногО. Да чтобы Муза та, которой он ведоМ, Ревниво сторожа его скупую славУ, Опередив других, не уступая праВ, Верна, как и всегда, к нему стремила дланИ И, скромный юбилей приветствием почтиВ, Чтоб с нами здесь она, ликуя, возгласилА: Ура! Альвинг, 1929 Как месостих складывается из серединных букв стиха, так телестих складывается из последних букв стиха. Понятно, что такая форма практически возможна только в нерифмованном стихе почему? Поэтому употребляется она гораздо реже; во всей русской поэзии мы знаем только свободный нерифмованный стих здесь пример, да и тот печатается впервые. По, а переводил — что было едва ли не труднее — Но здесь акростих уже окончательно теряет свою первоначальную функцию разметки стихоразделов и становится только украшением, поэтому о таких приемах уместнее говорить как о фигурных стихах. Шопот звезд долетает порой, И лазурные чувства теснятся толпой. Все забылося в блеске росистом. Снова шепни, Как свободный нерифмованный стих «Да! Пестрея Страдая В павлиньих кружанах, Тепло горностаев Раскройте, закройте, Чтоб свободный нерифмованный стих На флейте Разбрызгались луны, Что в окнах плескучих стоят! Свободный нерифмованный стих, 1913 Под фигурными стихами обычно понимаются две не совсем одинаковые вещи. Во-первых, это стихи обычно из одинакового числа буквпо которым в разных сложных направлениях, образуя фигурные узоры, располагаются различные акростихи, месостихи и телестихи, иногда сами выдерживающие стихотворный ритм. Мастером таких «сверх-акростихов» был латинский поэт IV в. Брюсов пытался его переводить, но тщетно. Слабым подражанием такой техники является первое из приводимых стихотворений при жизни Брюсова не печатавшееся — ответ поэту Шершеневичу на его такое же «фигурное» только гораздо более неуклюжее стихотворение в честь Брюсова. Видно, что «фигура» здесь — только украшение, а не структурный элемент: если ее не свободный нерифмованный стих шрифтом, то ни ритмического, ни какого-либо иного «ожидания» отдельных букв читатель не ощущает, а стало быть, и эстетического напряжения и разрешения не происходит. А о первоначальной стихораздельной функции акростиха и говорить не приходится — достаточно взглянуть на узор. Во-вторых, фигурными называются стихи из неровных строк, складывающихся в очертания статического узора «ромб»или изображение динамического движения раскрывающегося и закрывающегося «веера». Такие фигурные стихи известны с III в. Здесь структурность фигурной формы не вызывает сомнений: объемы каждой строки предсказуемы, каждый стих «ромба» сначала длиннее предыдущего, а потом короче предыдущего. Производящие впечатление стихотворных фокусов, эти стихотворения принадлежат к ранним, эпатирующим произведениям русского символизма Мартов и русского футуризма Общее в фигурных стихах того и другого рода в том, что это «стихи для глаза», исключительно для зрительного восприятия: при восприятии со слуха вся специфика их свободный нерифмованный стих. Они прямая противоположность тем «стихам для слуха», которые силились сделать И это — интересное напоминание о сдвигающемся месте поэзии среди других искусств. В начале своего существования, в фольклоре, она существовала слитно с песней и тем самым была близка музыке. В наше время она живет на книжных страницах, воспринимается зрением и тем самым близка графике. Еще теснее связь между поэзией и графикой становится в «стихах», которые мы увидим в следующем параграфе. Каменский 1913 В заглавии этого параграфа — невольная игра слов. «Конкретной поэзией» стали называть свои стихи поэты свободный нерифмованный стих стран свободный нерифмованный стих с 1950-х годовписавшие тексты, напоминающие то кроссворды, упражнения на перестановки и замены букв, то наборы перекликающихся слов, продуманно разбросанных по странице. Название было выдумано, по-видимому, по аналогии с «абстрактной живописью». До нашей страны такая «конкретная поэзия» не дошла. Но по-английски слово «конкретная» имеет второе свободный нерифмованный стих «бетонный». И вот тут произошло чисто случайное совпадение: русский поэт Василий Каменский, еще в 1913 г. Эти «поэмы» представляли собой лист со срезанным угломрасчерченный на неправильные свободный нерифмованный стих, заполненные словами, слогами и буквами. Больше всего они напоминали картины, покрытые вместо мазков краски мазками слов. Русские поэты-футуристы в том числе и Каменский свободный нерифмованный стих совместительству много занимались живописью, и это вполне могло дать толчок поэтическим новациям Каменского. К «железобетонной поэме» «Константинополь» сохранился автокомментарий, записанный критиком Из него следует, что в каждом многоугольнике есть какое-то ведущее слово, а вокруг него нанизываются по смыслу как в правом нижнем углупо звуку как в левом верхнем углупо образным ассоциациям как вокруг слова «полумесяцы» ассоциативно близкие слова и слоги, по возможности сплетающиеся друг с другом «виноградень», «тур-ки фес-ки», «аст-ры, ры-нок» и пр. Перед нами рынок нижний правый уголморская прогулка нижний левыймечети, как вскинутые клювы цапель на фоне заката «полумесяцы. » — это по большей части личные имена, искаженные, как и большинство услышанных Каменским турецких слов; Й в верхнем углу — крик нищих мальчишек; Энвер-бей — турецкий военный министр; Пера и Галата — кварталы в Константинополе; гельбурда бен северим. Большое N означает загадочность этого мусульманского города, кораллы — талисман поэта против этой загадочности, 6 + 8 + 1. То новое, что дает нам этот свободный нерифмованный стих со стиховедческой точки зрения, — это произвольность порядка его чтения. До сих пор мы видели хотя бы строчки, по которым следовал наш взгляд; здесь и того нет. Поэт, по-видимому, предполагает, что мы начинаем чтение точнее, рассматривание с самого крупного слова «Константинополь», но мы столь же вправе начать с первого бросившегося в глаза «N» или с верхнего левого «Й» или свободный нерифмованный стих серединного столбца. Перед нами «стихи для глаза» в предельной форме. Более того, мы уже не можем с свободный нерифмованный стих сказать, что это стихи вообще; раз нет заданной последовательности чтения, то подавно нет и какой бы то ни было предсказуемости отрезков текста. Каменский и его современные западные продолжатели мог бы назвать свои произведения и «железобетонной прозой». Мы обошли полный круг промежуточных форм между стихом и прозой: перед нами опять стихотворение в прозе, т. Утро, вворк — и кровь во рту. Убор гробу-терему, Иноки, жуть и тужьи кони. Опели они чинно и лепо; Церковь гуденья недуг в окрест — И толп ужин, и нижу плоти Зубра, и мумм, свободный нерифмованный стих арбуз. И ловит жена манеж «Тиволи», И жокей так снежен скатье кожи; А ты, могилка, как лик, омыта: Тюлий витер ретив и лют. свободный нерифмованный стих назад» : стихотворение, строки которого могут читаться обычно — с одним и тем же или подобным смыслом спереди назад и сзади наперед. Понятно, что этот эффект поддается восприятию только при чтении, а не на слух. Отчетливость деления на строки и замкнутость этих строк достигает здесь предела. В русском языке осмысленные палиндромоны составляются очень трудно, но в языках иного строя например, в китайском могут достигать большой свободный нерифмованный стих. Среди свободный нерифмованный стих начала XX в. Хлебников, автор палиндромической поэмы «Разин»: для него эта форма связывалась с идеями обратимости, повторности и познаваемости времени. Приводимый палиндромон из книги Сельвинского «Записки поэта» »; витер — украинизм вместо «ветер»; объяснить слово «скатье» затрудняемся: свободный нерифмованный стих быть, от «скатный жемчуг»? Загляну я в небо ночи — свободный нерифмованный стих Загляну тебе я в очи — свободный нерифмованный стих. Нашей песней мы разбудим месяц; В нашей песне мы забудем месяц. Стоит тоже помнить месяц! Разыщи его при солнце! Разгляди при нем-ка звезды! Когда эти два членения совпадают «синтаксическое» деление на стихотворные строкито стих звучит спокойнее, когда не совпадают «антисинтаксическое» деление — звучит напряженнее. Наиболее яркий случай «синтаксического» деления — параллелизм: это когда смежные строки строятся по одинаковой схеме и перекликаются друг с другом каждым или почти каждым словом. Предполагается, что именно параллелизм был древнейшей в мире формой стиха. Наиболее яркий случай «антисинтаксического» деления — анжамбман фр. Курдюмова начало построено на параллелизмах, а конец — на анжамбманах. Первые три двустишия представляют собой идеальный параллелизм: каждая строка — отдельная фраза, первые и последние слова в свободный нерифмованный стих фразах совпадают. Следующее трехстишие не свободный нерифмованный стих стройно, но все равно каждая строка в нем — отдельная фраза, а заканчивающие их слова «месяц», «солнце» и «звезды» свободный нерифмованный стих предыдущих двустиший воспринимаются как однородные. Есть ли в этом стихотворении рифмы? В первых трех двустишиях бесспорно есть: «злато — пришла ты», «ночи — очи», «разбудим — забудем»; почему они стоят не в самом конце строки, будет сказано далее. Но присмотритесь еще и к оттенкам значений ключевых слов «солнце», «звезды», «месяц». В 1-й строке «солнце» в прямом смысле слова — «небесное светило»; во 2-й строке в переносном смысле — «возлюбленная». В 3-й строке «звезды» в прямом смысле слова — те, которые на небе; в 4-й строке в переносном — глаза возлюбленной. В первом трехстишии все три слова — в прямых значениях; во втором трехстишии — в переносных. Прочтите, что сказано далее о рифмах омонимических и тавтологическихи подумайте, на что больше похожа эта рифмовка прямого значения слова с его же переносным значением. НЕРИФМОВАННЫЙ БЕЛЫЙ СТИХ НЕСТРОФИЧЕСКИЙ Прощанье Комната царевны Вот наконец ты мой. Свободный нерифмованный стих мирры Твое лицо, а кровь на желтом блюде — Как альмандины. Волосы твои, Такие длинные, сплету с моими — И наши губы вровень будут. Еще не сыты груди, И запах крови сладострастно мучит. Ты не хотел смотреть, как я плясала, Упрямый. Ах, в ласках я была б еще искусней! Ресницы у тебя как шелк, а зубы Холодные. Коварный холод, льющий Безумие в лобзания. Каким бы ты красноречивым был любовником, Пророк, поправший красоту земную, Даривший черни пылкие слова. Прими во мщенье И сохрани мой образ навсегда! Быстро опускает мертвецу веки и ладонями крепко прижимает их. Голос раба — Тебя зовет царица!. Но это не обязательно. Античная поэзия не знала рифмы; а когда в эпоху Возрождения стали создаваться жанры, подражающие античным, то в них тоже стал использоваться нерифмованный белый стих. Самым популярным из этих жанров была трагедия: итальянская, потом английская Шекспирпотом немецкая Шиллерпотом русская «Борис Годунов». Свободный нерифмованный стих трагедии этот нерифмованный 5-ст. » Пушкина и т. Монологом, как бы вырванным из ненаписанной трагедии, является и стихотворение Эльснера: это, несомненно, слова Саломеи перед отрубленной головой Иоанна Крестителя тема, популярная после «Иродиады» Флобера, «Саломеи» Уайльда и рисунков к ней Бердслея. Для драматического стиха характерны гибкие переносы фразы со строки на строку анжамбманы ; тематическая кульминация отмечена самым смелым из таких переносов «. » и дактилическим окончанием «. А белокурый юнга, Швырнув недопитой бутылкой в свободный нерифмованный стих, Легко переступил через меня. Тяжелый полдень прожигал мне веки, Я жмурился от блеска желтых досок, Свободный нерифмованный стих быстро высыхала лужа крови, Которую мы не успели вымыть И отскоблить обломками ножа. Неповоротливый и сладко-липкий Язык заткнул меня, как пробка свободный нерифмованный стих, И тщетно я ловил хоть каплю влаги, Хоть слабое дыхание бананов, Летящее с Свободный нерифмованный стих Островов. Вчера, как выволокли из каюты, Так и оставили лежать на баке, Гнилой сухарь сегодня бросил боцман И сам налил разбавленного виски В потрескавшуюся мою гортань. Измученный, я начинаю бредить, И снится мне, что снег свободный нерифмованный стих в Бретани, И Жан, свободный нерифмованный стих деревяшкой, Плетется в старую каменоломню, А в церкви гаснет узкое окно. Рождественский, 1919 В русском белом 5-ст. В предыдущем тексте это не соблюдалось в начале и соблюдалось в конце стихотворения, от этого конец звучал спокойнее. Если урегулировать чередование женских Ж и мужских М окончаний и подчеркнуть его синтаксисом, то текст станет строфическим как здесь с повторяющимся и поэтому предсказуемым Свободный нерифмованный стих. Мандельштама: Я не увижу знаменитой «Федры» В старинном многоярусном театре С прокопченной высокой галереи При свете оплывающих свечей И, равнодушен к суете актеров, Сбирающих рукоплесканий жатву, Я не услышу обращенный к рампе Двойною рифмой оперенный стих: — Как эти покрывала мне постылы. Мощная завеса Нас отделяет от другого мира. В приведенном стихотворении Вс. Рождественского начальная строка представляет собой цитату из Лермонтова, причем из прозы «Княжна Мери». Картонажный мастер, глупый, глупый, Видишь, кончилась моя страда, Губы милой были слишком скупы, Сердце не дрожало никогда. Страсть пропела песней лебединой, Никогда ей не запеть опять, Так же как и женщине с мужчиной Никогда друг друга не понять. Но поет мне голос настоящий, Голос жизни, близкой для меня, Звонкий, словно водопад гремящий. Словно гул растущего свободный нерифмованный стих «В этом мире есть большие звезды, В этом мире есть моря и горы, Здесь любила Беатриче Данта, Здесь ахейцы разорили Трою! Если ты теперь же не забудешь Свободный нерифмованный стих с огромными глазами, Девушку с искусными речами, Девушку, которой ты не нужен, То и жить ты, значит, недостоин». Гумилев, 1917 Пушкинский «Борис Годунов» написан обычным в драмах XIX в. Но в нескольких местах в него вторгаются рифмованные четверостишия. Один раз — в кульминационный момент судьбы Бориса, в конце его монолога:. Ужели тень сорвет с меня порфиру, Иль звук лишит детей моих наследства? На призрак сей подуй — и нет его. Так решено: не окажу я страха — Но презирать не должно ничего. Ох, тяжела ты, шапка Мономаха! Другой раз — в кульминационный момент судьбы Самозванца, в начале его монолога: Тень Грозного меня усыновила, Димитрием из гроба нарекла, Вокруг меня народы возмутила И в жертву мне Бориса обрекла. Довольно, стыдно мне Пред гордою полячкой унижаться. Совершенно очевидно, что эти вкрапления рифм в безрифменный стих служат средством выделения наиболее важных мест — как бы «рифмическим курсивом». Но из этого совсем не следует, что рифмованный стих от природы более возвышен и многозначителен, чем нерифмованный. Приводимое стихотворение — пример противоположного соотношения рифмованного и нерифмованного стиха: основная часть его написана с рифмами, а концовочная, самая важная, — без рифм; и эффект получается не меньший. Можно сказать: в драме основная, нерифмованная часть диалогов как бы воспроизводит разговорную речь, заставляя забывать о поэзии, а рифма, являясь в самых свободный нерифмованный стих местах, о ней напоминает и свободный нерифмованный стих возвышает тон; в нашем стихотворении основная, рифмованная часть выдержана в легком альбомном стиле, а безрифмие, являясь в концовке, напоминает интонацией монолог торжественной трагедии и этим возвышает тон. Гумилевское стихотворение — альбомное в буквальном смысле слова, из любовного цикла к даме, которая вышла замуж свободный нерифмованный стих за него, а за американца; он даже собирался озаглавить весь цикл «Картонажный мастер». И в том и в другом случае главное — не внутренние свойства нерифмованного и рифмованного стиха, а отношение того и другого, их смена. Ночью ставил я ногу в стремя И давал жеребцу поводья. А когда выгибал он шею, Как я бил его толстой плетью, Как боялся, что не успею Перегнать грозовую темень! Но земля широко стонала, Отражая нас гулкой грудью, Чаще звездное опахало, Развеваясь, роняло перья. Я кричу, я глотаю ветер. Это ночь нашей свободный нерифмованный стих свадьбы С той, свободный нерифмованный стих сейчас не спится. Если в башне огонь зеленый. Если выйдет она навстречу, — Мне не надо моей короны, От меня отступился дьявол. Под сливой у старых качелей Арон, выгоняя Эпштейна, измял ему страшно сорочку Дочку запер в кладовку и долго сопел над бассейном, Где плавали красные рыбки. Эпштейна чуть-чуть не съели собаки. Madame иссморкала от горя четыре платка, А бурный Фарфурник разбил фамильный поднос. Разгладил бобровые баки, Сел с женой на диван, втиснул руки в бока И позвал от слез опухшую дочку. Пилили, пилили, пилили, но дочка стояла, как идол. Смотрела в окно и скрипела, как злой попугай: «Хочу за Эпштейна». » — «Хо-чу за Эпштейна». Ни словом решенья не выдал, Послал куда-то прислугу, а сам, как бугай, Уставился тяжко в ковер. Дочку заперли в спальне. Эпштейн-голодранец откликнулся быстро на зов: Пришел, негодяй, закурил и расселся, как дома. Madame огорченно сморкается в пятый платок. Ой, сколько она наплела удручающих слов: «Сибирщнк! Провокатор невиннейшей девушки, чистой, как мак!. Черный, 1910 Кроме стиха рифмованного и нерифмованного возможен свободный нерифмованный стих полурифмованный — такой, в котором часть стихоразделов отмечается рифмами, а часть — нет. Это не вызывает трудностей при восприятии, — свободный нерифмованный стих, что это не четыре коротких, а два длинных стиха АА, для удобства разделенных свободный нерифмованный стих пополам. В предлагаемой «Балладе» последовательность обратная — АХАХ: рифмовка нечетных строк заставляет ожидать, что и четные будут рифмоваться, и неподтверждение этого ожидания на каждой четвертой строке ощущается легким потрясением, что вполне соответствует эмоциональному содержанию стихотворения. Полурифмовка такого типа употреблялась редко: в начале XX в. Начало «повести» Саши Черного воспринимается совсем по-иному. Это, разумеется, вполне согласно с обшей прозаизированной интонацией и вульгаризированным стилем повествования капцан — нищий; слово «лапацон» лучше не переводить. Сойдя с лазоревых высот, И утомительные дали, Свободный нерифмованный стих мед укрепный дольних сот. Когда в полях томленье спело, На нивах жизни всхожий злак, Мне песню медленную спело Молчанье, сеющее мак. Когда в цветы впивалось жало Одной из медотворных пчел, Серпом горящим солнце жало Созревшие колосья зол. Когда же солнце засыпало На ложе облачных углей, Меня молчанье засыпало Цветами росными полей. И вкруг меня ограды стали, Прозрачней чистого стекла, Но тверже закаленной стали, И только ночь сквозь них текла, Пьяна медлительными снами, Колыша ароматный чад. И ночь, и я, и вместе свободный нерифмованный стих нами Мечтали рои вешних чад. Если последние слова строчек будут различны свободный нерифмованный стих только по смыслу, но и по звуку, то стихотворение свободный нерифмованный стих восприниматься как нерифмованное см. Поэтому, в частности, слабыми считаются рифмы слов, различающихся лишь приставками «поделать-приделать», «хороший-нехороший» : в них свободный нерифмованный стих звукового сходства, но слишком мало смыслового различия. Наоборот, особенно эффектна бывает рифма, образованная словами, по звучанию совершенно тождественными, свободный нерифмованный стих по смыслу не имеющими ничего общего, т. Обычно таких словарных пар в языке мало, поэтому омонимические рифмы ощущаются как изысканный курьез, игра слов. В некоторых литературах, например в арабо-персидской, такие рифмы-каламбуры нарочно культивировались. Именно таковы в этом свободный нерифмованный стих Сологуба все женские рифмы а в последнем четверостишии и мужская. Замечательно, что образный строй и свободный нерифмованный стих интонация стихотворения исключают всякую комическую установку, обычно сопутствующую игре слов; поэтому даже не всякий читатель сразу заметит, что перед ним омонимические рифмы. Сологуб, любивший не подчёркивать, а скрывать свои формальные изыски ср. Бейся головою и в предельной муке Руки ломай — не станет тоньше стена. Не докричать, не докричать до человека, Даже если рот — Везувий, а слова — лава, камни и кровь. Любовь не долетит до человека. За стеною широкая терпкая соленая степь, Где ни дождя, ни ветра, ни птицы, ни зверя. Отмеренной бесслезной солью падала каждая потеря Свободный нерифмованный стих сердце живое мое разъедала, как солончак — черноземную степь. Только над степью семисвечником пылают Стожары, Семью струнами протянут с неба до земли их текучий огонь. Звон тугой, стон глухой, только свободный нерифмованный стих рукою тронь Лиры моей семизвездной Стожары. Но если такие строчки возникнут среди рифмованных стихов, то контекст заставит воспринимать их как рифмованные: это будет тавтологическая рифма — слово рифмуется с самим собой по-греч. «тавтология» значит «то же слово», «тот же смысл». В таком случае читательское сознание невольно начинает выискивать: нет ли в этих двух свободный нерифмованный стих одного и того же слова разницы смысловых оттенков или хотя бы разницы ситуаций, в которых оно звучит? Если есть, то тавтологическая рифма приближается к омонимической и ощущается такой же а то и более изысканной. Стихотворение Анны Радловой говорит о человеческом взаимонепонимании к нему взят эпиграф из Ремизова: «Человек человеку — бревно». Его рифмовка — охватная, АББА; она звучит напряженнее, чем обычная АБАБ, слух ждет возвращения рифмы А на третьей строке, а она возвращается только на четвертой; ожидание затягивается. Мало того, именно эта свободный нерифмованный стих А «стена» «человека» и т. Можно сказать, что рифмовка вторит теме: первое рифмующее слово вылетает, словно от человека к человеку, в надежде на отклик, но отклика нет, и вместо второго рифмующего слова безрадостно возвращается, как эхо, то же первое. Так ли это на ваш слух? Какие еще субъективные интерпретации возможны? «ЭКЗОТИЧЕСКИЕ» РИФМЫ Петербург Над призрачным н вещим Петербургом Склоняет свободный нерифмованный стих край мертвенных хламид. В челне их два. И старший говорит: «Люблю свободный нерифмованный стих град, открытый зимним пургам, На тонях вод, закованных в гранит. Он создан был безумным Демиургом. Вон конь его и змей между копыт: Конь свободный нерифмованный стих — «сгинь! », а змей в ответ: «resurgam». Судьба империи в двойной борьбе: Здесь свободный нерифмованный стих — там строй; здесь бред — там клич судьбе. Но вот сто лет в стране цветут Свободный нерифмованный стих Ликеев мирт и строгий лавр палестр». И глядя вверх на шпиль адмиралтейский. Сказал другой: «Вы правы, граф де-Местр». Луг потускнелый гладко скошен. Бескрайним ветром в бездну взброшен, День отлетел, как лист осенний. Итак, лишь нитью, тонким стеблем Он к жизни был легко прицеплен! В моей душе огонь затеплен, Неугасим и неколеблем. Ходасевич, 1907 В каждом языке есть слова и грамматические формы, на которые можно подобрать много рифм, и есть другие, на которые рифм почти нет. Первыми обычно пренебрегают как слишком легкими: например, в русском языке глагольные рифмы считаются «слабыми», потому что на -ать, -ить, -ал, -ил можно набрать великое, но однообразное множество рифмующих глаголов. Вторые обычно из-за частой повторяемости ощущаются как банальные: таковы в русской поэзии «любовь — свободный нерифмованный стих, «камень свободный нерифмованный стих пламень», «морозы — розы», над которыми шутил еще Пушкин. Избегая банальных рифм, поэты ищут новых, т. Выражения «банальная рифма» и «экзотическая рифма», конечно, не являются терминами, но для практического употребления вполне удобны. Примером «новых слов» может служить сонет Волошина: на «трудное» слово «Петербург «Друзья! Адамович приискивается в качестве рифмы сперва русское слово в необычном числе и падеже, потом греческое, вошедшее в русский язык Демиург — бог-творец в платоновской мифологиии, наконец, латинское слово в подлинно латинском виде resurgam — «восстану» ; а на «трудное» слово «де-Местр» католический философ, который в 1802—1817 гг. Примером «новых словоформ» может служить восьмистишие Ходасевича: заглавие его означает «страдательный залог», из восьми рифм пять образованы краткими причастиями этого залога — формой редкой и непривычно звучащей в рифме. БОГАТЫЕ РИФМЫ Анне Ахматовой К воспоминаньям пригвожденный Бессонницей моих ночей, Я вижу льдистый блеск очей И яд улыбки принужденной: В душе, до срока охлажденной, Вскипает радостный ручей. Поющим зовом возбужденный, Я слышу томный плеск речей Так звон спасительных ключей Внимает узник осужденный И при луне новорожденной Вновь зажигаю шесть свечей. И стих дрожит, тобой рожденный Он был моим, теперь ничей. Через пространство двух ночей Пускай летит он, осужденный Ожить в улыбке принужденной Под ярким холодом очей. Опять наплывает тоска, Как в ненастье плывут облака. Но томящая боль не резка, Мне привычна она и легка. Точит сердце тоска в тишине, Будто змей шевелится во мне. Вон касатка летит в вышине К облакам, просиявшим в огне. Я бессильно завидую ей, Вольной страннице синих зыбей Точит сердце внимательный змей Свободный нерифмованный стих ядом знакомых скорбей. Свищут птицы и пахнет сосна, Глушь лесная покоя полна. Но тоску не рассеет весна, Только с жизнью погибнет она. Садовской, 1907 Верное средство усилить звуковую ощутимость рифмы — это ввести в них кроме обязательного созвучия ударного и послеударных звуков еще и созвучие предударных опорных звуков. Такие богатые или «глубокие» рифмы давно ценились французской поэтикой; в России они культивировались в XVIII в. Свободный нерифмованный стих и достигли расцвета в поколении Маяковского. Читая первое стихотворение, мы замечаем с какого момента? Второе стихотворение еще интереснее: с первого взгляда кажется, что четверостишия в нем имеют сквозную рифмовку АААА на -ка, -не, -ей, -на; но если присмотреться, то по разной глубине предударных созвучий в 1-м четверостишии выделяется перекрестная рифмовка АБАБ свободный нерифмованный стих -ска — свободный нерифмованный стих — -ска — -ка, свободный нерифмованный стих 2-м — -шине — -не — -шине — свободный нерифмованный стих, и т. Отметим также в первом стихотворении редкую шестистишную строфу АббААб, все три строфы на одинаковые рифмыа во втором свободный нерифмованный стих упорядоченное чередование рифм на ударное -А, -Е, -Е, -А ср. Разберите сами образную перекличку стихотворения «Анне Ахматовой» с началом ахматовской «Поэмы без героя» «Тысяча девятьсот тринадцатый год», 1940. Лилий путы Ели роз венки лучшей Травиат Ласкал ладонь Лель ей, а лилипуты Пели: розовенький луч шей траве яд. Конечно, от таких стихов не приходится ожидать содержательности. Это мадригальное стихотворение стихотворца и художника-футуриста Георгия Золотухина даже понимается с трудом. СКВОЗНАЯ РИФМА И РЕДИФ Ветер Шумом шумишь ты бездумным, ветер, Думам велишь быть безумным, ветер. Ставней гремишь ты, играешь, ветер. Давней надеждой взываешь, ветер. Мира глашатай ты дольний, ветер, — Лира взывает невольно: ветер! Струйно летишь ты листвою, свободный нерифмованный стих, Буйно трубишь надо мною, ветер. Бросьте, поешь, мглу немую, ветер. В гости к тебе прихожу я, ветер. Внемлю весеннему краю, ветер, Землю, как ты, обнимаю, ветер. А ныне флорентийской Прозрачнозвонкой внемлю я теорбе. Певец победный Urbi пел et свободный нерифмованный стих То — пела медь трубы капитолийской. Чу, барбитон ответно эолийский Мне о Патрокле плачет, об Эвфорбе Из златодонных чаш заложник скорби Лил черный яд. А ныне черплет чары Медвяных солнц кристаллом ясногранным Садился гордый на треножник скорби В литом венце. Но царственней тиары Венок заветный на челе избранном! Иванов, 1906 Если в панторифме рифмуются все звуки рифмующихся строк, то в сквозной рифме — все слова рифмующихся строк: первое — с первым, второе — со вторым и т. Золотухин написал стихотворение, которое начинается: Три люстры горели. Посмотри, не Заратустры горé ли Следы сеч — бриза звончей?. Смысл последних слов: «Посмотри, там, вверху горé свободный нерифмованный стих, не следы ли это битв пророка Заратустры, звонких, как ветер? » Так же натянуто составлены и все остальные свободный нерифмованный стих. Липскеров в своем стихотворении облегчил задачу: из четырех слов строки у него рифмуется первое «шумом — думам» и т. Такое слово, повторяющееся в конце стиха как бы довеском к рифме, называется арабским словом редиф буквально: «всадник, подсевший за седлом» : этот прием употребителен в арабской, персидской свободный нерифмованный стих классической тюркской поэзии, которым много подражал из которых много переводил этот поэт ср. С редифом в рифме писались обычно газеллы, пример чему мы свободный нерифмованный стих увидим. Именно оттого, что редиф обычен в поэтических формах восточного происхождения, он в высшей степени неожидан в такой поэтической форме западного происхождения, как сонет см. Поэтому не свободный нерифмованный стих даже заметит его в стихотворном поздравлении Вяч. Брюсову, вслед за сборником «Urbi et orbi» «Граду и миру» выпустившему сборник «Stephanos» «Венок»; имеется в виду свободный нерифмованный стих певца-победителя, который дороже, чем царская тиара. Иванов противопоставляет прежний сборник новому как свободный нерифмованный стих Венецию лев крылатый св. Марка — нежной Флоренции теорба — лютняРим труба капитолийская — Греции эолийский барбитон — тяжелая лира; Патрокл и ранивший его Эвфорб, чья душа будто бы переселилась потом в философа Пифагора, — герои Троянской войныскорбь свободный нерифмованный стих, на котором сидела пророчица-пифия — ясности. Но главной свободный нерифмованный стих заботой было, конечно, подобрать экзотические рифмы на латинское слово orbi. С первого взгляда кажется, что ему это не совсем удается: «Urbi свободный нерифмованный стих et orbi» и «скорби» в ряду рифм повторяются, что нехорошо в стихах вообще и в сонетах в особенности. Однако при ближайшем рассмотрении эти слова в своих строках оказываются не чем иным, как редифами, настоящие же рифмы спрятаны в глубь строк: «бледный — победный», «заложник — треножник». В то же время по отношению к строкам, кончающимся на «Эвфорбе» и «теорбе», эти слова остаются полноценными рифмами. Таким образом, в стихотворении подобраны по четыре рифмы на -орби и -ийской, по свободный нерифмованный стих рифмы на -ожник, -ары и -анном, да еще скрытая внутренняя рифма на -едный: нормы сонетной рифмовки оказываются не только выполнены, но и перевыполнены. Ты богомольными руками свободный нерифмованный стих стан безвольный обвила. Ты распаленными устами мне грудь и плечи, лоб и губы, как красным углем, обожгла. И, множа странные соблазны, меняя лик многообразный, в меня впиваясь сотней жал,Дух непокорный с башни черной ты сорвала рукой упорной и с ним низринулась в провал. В бессильи падая, лишь крылья я видел над собой — да алый, от свежей крови влажный, рот. И скалы повторяли крики, и чьи-то побледнели лики, и пали мы в водоворот. И я не спорил с темным Роком. Мой труп неистовым потоком несло по остриям камней. И когти мне терзали тело, и сердце слабое немело, и ужас был в душе моей. Но в миг последний онеменья вдруг совершилось возрожденье, и успокоенный потокВнезапно, с нежностью небрежной, мой труп, страданьем искаженный, отбросил сонно на песок. Но нет — не катафалками Свободный нерифмованный стих мара встречена: Стихов и снов качалками Причалена, размечена. И белыми фиалками Вуали тьма свободный нерифмованный стих. Нечаянности случая — Мне фатума веления. Не мучаясь, не мучая Вне атома сомнения, И худшая и лучшая Не я там, а и те не я. У спящих врат души стучится Вестник. К ночному граду — ширь метет снега. Как рог ликорна, ясны стрелы белых крыш. Как алость горна, яр души моей огонь. Тень черных гор на ясный дол легла. Вам, соволхвующне, свободный нерифмованный стих звоны мук моих! Вам, соврачующие, — свободный нерифмованный стих рук моих! Вам, согласующие несогласный мир, Вам, долу чующие горний брег. О, пусть тропа долит и мглист шатер земли, Тяжка стопа долин, но легок вздох высот. Не в водоспада ли сквозистую дугу Из мира падали кристаллы звезд? Но с темной ратуши пролился карильон. У тайных врат души проснулся Стражник. К ночному граду — ширь метет снега. Кочетков, 1927 Если рифмы внутри строки ограничиваются фиксированными, предсказуемыми местами, то они обычно называются внутренними рифмами. Так, в стихотворении Липскерова, приведенном в предыдущем параграфе«внутренними» можно было назвать рифмы предконечных слов «бездумным — безумным» и пр. Излюбленное место внутренних рифм — на цезуре в длинных стихах, где они помогают свободный нерифмованный стих членить свободный нерифмованный стих стих на более свободный нерифмованный стих полустишия и третьестишия. Примеры тому будут далее, в параграфе о сверхдлинных размерах. Здесь мы приведем лишь примеры того, как этот прием размывается и видоизменяется. Стихотворение Брюсова «В потоке» метафорическое описание эротического переживания написано 12-ст. Цезуры подкреплены внутренними рифмами, предсказуемая последовательность которых такая, как в IV строфе, АА свободный нерифмованный стих ВВ б: «роком — потоком — камней, тело — немело — моей». Однако эта строфа — единственная, где схема выдержана с такой чистотой; в остальных она осложнена. Первый шаг к осложнению — лишнее повторение рифмы В в середине первого третьестишия строфа II : «непокорный — черный — упорной». Второй шаг свободный нерифмованный стих переплетение рифм между свободный нерифмованный стих стихами и сдвиг дополнительных рифм на менее заметное место в начале первого третьестишия строфа III : «в бессильи — крылья — алый — рот, скалы — крики — лики — водоворот». Третий шаг — при сохранении переплетения рифм строфа I или без него строфа V появление слов, лишь частично созвучных рифмующим «простерт — мертвый», «богомольными — безвольный»и, что важнее, пропуск рифм на тех позициях, свободный нерифмованный стих они ожидаются. В I строфе получается схема рифмовки ХА б АХ б — слова «мертвый» и «губы» не имеют рифм на ожидаемых позициях; но здесь еще инерция рифмического ожидания не установилась, и это нарушение не режет слух. В V строфе после безукоризненно прорифмованной строки «онеменья — возрожденье — поток» следует строка без рифм на цезурах свободный нерифмованный стих — искаженный — песок»: этот резкий контраст отмечает концовку стихотворения; его главная тема, как бы выраженная внутренними рифмами, — движение — прекращается. После этого обмана рифмического ожидания уже не всякий читатель заметит, что на самом деле слово «небрежной» подкреплено созвучием «нежностью», а слово «искаженный» находит точную рифму «сонно», но уже там, где ее никто не ожидает. Если в стихотворении Брюсова размывание внутренних рифм происходит за счет их сдвигов с ожидаемых мест, то в стихотворении Меркурьевой — за счет их разбиения между словами. Внутренними рифмами у Меркурьевой связаны четные строки строф: в I строфе это ожидание задано очень четко — «уловкою — неловкою — сноровкою». Во II строфе внутренних рифм оказывается уже две, и они далеко не столь заметны: «печ али мара — прич алена, ра. В III строфе то же самое: «м не ф атума — в не атома — не я там, а» «мáра», точнее, «марá» — морока, греза. Наконец, стихотворение Кочеткова свободный нерифмованный стих тем, что в нем внутренняя рифма присутствует, а конечная — отсутствует. В каждом четверостишии зарифмованы на одну рифму концы первых полустиший, причем рифмы часто составныекак у Меркурьевой, которую Кочетков считал своей наставницей. Вторые полустишия нерифмованы и выглядят довесками к первым. Их послерифменное положение напоминает о редифе напоминало, по-видимому, и автору, так как мимолетное концевое созвучие «мук моих — рук моих» есть именно редиф. Ликорн — свободный нерифмованный стих тропа долит — одолевает, утомляет; карильон фр. Заметим, что все окончания строк — мужские, кроме двух симметричных и сюжетно важных строк в начале свободный нерифмованный стих конце. И это еще не самое сложное. Свободный нерифмованный стих будем пить амонтильядо — Напиток мести. Былого годы перевиты Дня мукой. Ныне помоги мне Сон долгий, тяжко пережитый, Смирить разлукой. Нужны мне крепкие защиты, Железо скреп. Да канут встречи, Да будут сны мои укрыты Надолго в склеп. Мы будем пить амонтильядо — Напиток мести. Липскеров, 1915 Амонтильядо — это хорошее вино сорт хересаназвание которого пришло в это стихотворение о любовной разлуке из рассказа Эдгара По «Бочонок амонтильядо»: в нем мститель заманивает жертву на угощение вином амонтильядо и замуровывает врага в стену, приговаривая: «Амонтильядо! » Содержание стихотворения почти не свободный нерифмованный стих, внимание читателя удерживается не им, а игрой рифм. Первая и третья строки в каждой строфе рифмуют между собой, это ясно. Вторые строки перекидываются рифмами из I строфы во II, а из III в IV. Но где же рифмы к четвертым строкам? Поискав, находим: четвертые рифмуют, как и можно было ожидать, со вторыми, но не с концами их, а с серединами: «вместе — мести», «мукой — разлукой», «скреп — склеп». Теперь остается только одна ненайденная рифма — во второй строке II строфы «помоги мне» Отыщите ее сами: свободный нерифмованный стих тоже будет внутренней — в середине строки. А отыскав, посмотрите для сравнения стихотворения и ответьте на вопрос: как нужно называть строфы липскеровского стихотворения — сдвоенными или цепными? РИФМЫ Свободный нерифмованный стих НЕОБЫЧНЫХ МЕСТАХ СТРОКИ Неуместные рифмы Верили мы в неверное, Мерили мир любовию, Падали свободный нерифмованный стих смерть без ропота, Радо ли сердце Божие? Зори встают последние Свободный нерифмованный стих земли не изжито, Сети крепки, искусные, Дети земли опутаны. Наша мольба свободный нерифмованный стих услышана, Чаша еще не выпита. Сети невинных спутали, Дети земли обмануты. Радо ли сердце Божие? Плачет, что на зорьке милый не приходит; Месяц бродит в тучах и свободный нерифмованный стих лучами: «За горами милый, там, где солнце село, Смело, смело поднял парус свободный нерифмованный стих Мчится в край, где лотос гордо расцветает, Где вздыхает память над песком горючим, Жгучим оком солнце взморье опалило, — К милой мчится милый свободный нерифмованный стих лодке белокрылой. Там, в горах туманных, за хребтом хрустальным, Где печальным вздохом ветер будит скалы, Алый вечер видел: странник неизвестный По отвесным скалам шел к звезде чудесной. И звезда-царевна поднялась неслышно, Пышны были косы, словно хвост павлиний, И глициний синих ореол пушистый Взор лучистый нежил лаской бледно-мглистой». Плачь же, плачь, Галина: милый не вернется, — Он царем зовется в той стране далекой, Где высоко солнце, где в снегах вершины, Где в слезах долины, как глаза Галины. Ветер грушу качнул, а над ней Облака обозначили дальнюю сушу. Пой, тоска, про печальную душу полей. Не протягивай руки В час разлуки, косматая ель. Все темней Вьют кудель у излуки реки мои муки. В остриях осоки коростель все слышней. Ветер дней, о, развей мое горькое горе. Дышит вечер в лицо. Все грустней и грустней Шепчет небу камыш, в бирюзовое море, Вторя хлебу полей, над могилою дней. В первом из приводимых стихотворений рифмуют между собой начальные слова смежных строк начальные рифмы ; во втором последнее слово каждой строки рифмуется с первым или вторым словом следующей строки цепная рифма; заметим, что из строфы в строфу она не свободный нерифмованный стих, так что в последней строке каждого четверостишия оказывается внутренняя рифма — «у тына — Галина», «смело — снежно-белый» и пр. Первое расположение проще и улавливается легко, второе, понятным образом, труднее. Чтобы ориентировать читателя, 3. Гиппиус сама свободный нерифмованный стих свое стихотворение с выделением рифмующих слов в отдельные строки. Еще легче уловимы рифмы внутри стиха, когда они отмечают цезуры, членящие стих внутренние рифмы, см. Наоборот когда созвучные слова рассыпаны по тексту беспорядочно, то слух не может настроиться на свободный нерифмованный стих заранее и воспринимает их не как рифмы, членящие текст, а как орнаментальные украшения, которые могут быть, а могут и не быть ср. Таково третье из приведенных стихотворений Попробуйте сами выделить в нем эти факультативные рифмы: в каждом четверостишии каждая из концевых рифм минимум один раз повторяется и внутри строк, а кроме того, имеются еще две пары или тройки рифм, не выходящих на конец строки. Среди них есть тавтологические и одна неточная. Ловлю живые шо- рохи Свободный нерифмованный стих ненужной шу- тке. Закидываю не- воды В озера гру- сти, Иду к последней не- жности Сквозь пыль и гру- бость. Ищу росинок ис- кристых В садах непра- вды, Храню их в чаше ис- тины. Беру из пра- ха. Хочу коснуться сме- лого Чрез горечь жи- зни. Хочу прорезать сме- ртное И знать, что жив я. Меж цепкого и ле- пкого Скользнуть бы с ча- шей. По самой темной ле- стнице Дойти до сча- стья. В ту ночь луна всходила красная. Наутро Ксения вошла В рай отошедшая, желанная. В сиянно-утренней красе Стояла белым дымом Ксения. И на столе зажглась свеча. И вновь вошло в меня отчаянье. И был мой день мучителен. Эту тенденцию к «обогащению» звукового состава рифмы Брюсов удачно назвал «левизной в рифме» политические ассоциации этого термина подсказывают свободный нерифмованный стих смысл: «передовой эксперимент». Если эти левосторонние опорные звуки присутствуют во всех строках, то они уже являются достаточным сигналом рифмы, и тождественность правосторонних звуков становится необязательна. Такие «левосторонние» рифмы иногда их называют «корневыми» широко употребительны в современной русской поэзии с середины 1950-х годовно впервые они появились еще в начале XX в. В стихотворении Гиппиус восприятие их облегчено тем, что все дактилические окончания рифмуют с дактилическими и женские — с женскими; в стихотворении Рукавишникова мужские окончания рифмуют с дактилическими, и от этого они звучат более странно свободный нерифмованный стих трудноуловимо. Гиппиус и здесь, печатая свои стихи, располагала строки так, чтобы читателю легче было заметить рифму. Бросались под ноги фоксы и таксы, Вы откидывались, отгибая перо, Отмахивались от исступленной ласки, Как от укусов июньских свободный нерифмованный стих. И кому-то шептали: «не свободный нерифмованный стих » Ваше белое платье было в грязи, Но за Вами неслись в истерической клятве И люди, и зданья, и даже магазин. Срывались с места фонарь и палатка, Все бежало за Вами, хохоча И крича, И только Дьявол, созерцая факты, Шел неспешно за Вами и костями стучал. Чьи-то невидимые игривые пальцы Щекочут землю под мышками. Набережные заламывают виадуки железные, Секунды проносятся в сумасшедшем карьере, Уставшие, взмыленные, и взрывы внезапно обрезанные Красноречивят о пароксизме истерик. Раскрываются могилы и, как рвота, вываливаются Оттуда полусгнившие трупы и кости, Оживают скелеты под стихийными пальцами, А в небо громами вбивает гвозди. С грозовых монопланов падают нá землю, Перевертываясь в воздухе, молнии и кресты. Скрестярукий любуется на безобразие Угрюмый Дьявол, сухопаро застыв. Избегая свободный нерифмованный стих рифм, стремясь расширить рифмический словарь, поэты не только ищут экзотических слов и словоформно и меняют правила рифмовки — это тоже позволяет вовлечь в стих еще не использованные в созвучиях слова. С середины XIX в. Наконец, в начале XX в. Эти три этапа «деканонизации точной рифмы» были выделены и названы Неточность рифмы достигалась разными способами. Согласные могли: 1 усекаться или добавляться в конце рифмующего созвучия менее заметно в женских рифмах: «карьере — истери к», более заметно в мужских: «кресты — засты в» или даже в его середине «на зе млю — безобразие» ; 2 заменяться «ко сти свободный нерифмованный стих гво зди» ; 3 переставляться «вуале тку — проспе кту» ; 4 раздвигаться, образуя неравносложную рифму «вы шивками — под мы шками». Все эти приемы были экспериментально использованы еще символистами, но в широкое употребление вошли лишь у футуристов; многочисленные примеры свободный нерифмованный стих найти у Маяковского. Вадим Шершеневич был теоретиком и рекламистом раннего русского футуризма, поэтому его упражнения с рифмами осознаннее и систематичнее, чем у других. В первом из приводимых стихотворений все женские рифмы образованы перестановками согласных, а мужские — усечениями конечных согласных; во втором преимущественно используются неравносложные рифмы. Размер стихотворений колеблется между тактовиком и акцентным стихом. СОСТАВНЫЕ, РАЗНОУДАРНЫЕ, ПАЛИНДРОМИЧЕСКИЕ РИФМЫ Пен пан У вод я подумал о бесе И о себе, Над озером сидя на пне. В реке проплывающий пен пан И ока холодного жемчуг Бросает, воздушный, могуч, меж Ивы, Большой, как и вы. И много невестнейших вдов вод Преследовал ум мой, как овод, Но, брезгая, брызгаю ими. Во сне изрицал его воздух За воздух умчаться не худ зов. Свободный нерифмованный стих озеро бил на осколки И после расспрашивал, сколько. Мне свободный нерифмованный стих был прекрасно улыбен, Но многого этого не было. Но свист пролетевших копыток Напомнил мне много попыток Прогнать исчезающий нечет Среди исчезавших течений. Составные рифмы, в которых одно из составляющих слов полностью теряет ударение «реже — те же», «докладом — на дом»еще звучат для слуха вполне естественно; они употреблялись и у классиков. Составные рифмы, в которых оба составляющих слова фактически сохраняют свои ударения «вдов вод — овод»уже звучат неестественно и распознаются скорее глазом, чем ухом; такими рифмами любил пользоваться Маяковский. Разноударные рифмы, в которых графическое сходство рифмующих слов сохраняется, но сходство звучания разрушается разной позицией ударений «ивы — и вы»— это уже только рифмы для глаза; свободный нерифмованный стих футуристы пользовались ими лишь в экспериментах. Наконец, палиндромические рифмы о палиндромоне см. Грущу, позабыт и уныл; Как ветер — тоска заунывная; Но мерная песня волны Душе утомленной послышится. Я ветром холодным дышу С моими унылыми думами, А сосны да ветер — свою Все песню поют мне угрюмую. И нет утешенья душе, Я слушаю стоны напевные. Ах, сосны родные, зачем Глушите вы плески размерные! Быстро месяц бежит в прорезях белых туч. Где-то в сырой траве часто кричит дергач. Вот к лукавым губам губы впервые льнут. Вот, коснувшись тебя, руки мои дрожат. Минуло с той поры только шестнадцать лет. Ходасевич, 1918 Слово ассонанс фр. В широком свободный нерифмованный стих оно означает всякую неточную рифму. «Если рифма напоминает головку простой спички, то ассонанс — головку свободный нерифмованный стих он зажигается всегда и обо все», — писал Шершеневич. В узком свободный нерифмованный стих оно означает лишь предельный случай неточной свободный нерифмованный стих — такой, когда между согласными звуками рифмующих слов не остается решительно никакого сходства и созвучие ограничивается только ударными гласными. В зарубежной поэзии на таких ассонансах были построены, например, «Песнь о Роланде» или испанские романсы. В русской поэзии такой «чистый ассонанс» малоупотребителен; к нему явно стремился Верховский в первом из этих стихотворений, последовательно ассонируя его строфы на О, Ы, У, Е ср. Кроме двух названных стиховедческих значений свободный нерифмованный стих «ассонанс» существует и свободный нерифмованный стих, общелитературоведческое: всякое повторение одинаковых или похожих гласных звуков в тексте, например «Без конца и без краю мечта» Лишь изредка такое повторение становится канонизированным, предсказуемым и тем самым входит в область стиховедения пример —. «разнозвучие» обозначает противоположный случай: свободный нерифмованный стих звуки рифмующих слов соответствуют друг другу, и только ударные гласные различны «ночь — туч — дергач». В зарубежной поэзии диссонансами охотно пользуется, например, английский стих XX в. В русской поэзии разработка их по большей части ограничивалась отдельными стихотворениями хотя Шершеневич написал так даже целую книжку, озаглавив ее «Итак, итог». Например, Северянин сочинил два «Пятицвета» — пятистишия, в которых через одно и то же сочетание согласных пропускались все пять основных гласных звуков русского языка ср. Оставалось только — выстрел. Иногда вместо «диссонанс» говорят «консонанс» от слова «консонанты» — согласные звукино этот термин неудобен: в музыке он означает не «разнозвучие», а, наоборот, «созвучие». Размер стихотворения Ходасевича — логаэд античного образца ср. РАЗЛИЧНЫЕ СОЧЕТАНИЯ НЕТРАДИЦИОННЫХ РИФМОВОК Тучелет Из черного ведра сентябрь льет Туманов тяжесть И тяжесть вод. Ах, тучелета Вечен звон О неба жесть. Язык Не вяжет в стих Серебряное лыко, Ломается перо — поэта свободный нерифмованный стих посох. Приди и боль разуй. Любви игольчатая ветвь, Ты выхлестнула голубые яблоки. Сладка мне тень закрытых зябко век, Незрячие глаза легки. Я за тобой иду. Рука младенческая радости Спокойно крестит Белый свободный нерифмованный стих. Дай в веру верить. Свободный нерифмованный стих, что приплыло, Теряет всяческую меру. Мариенгоф, 1920 С первого взгляда это стихотворение может показаться нерифмованным. Однако автор, поэт-имажинист и друг Есенина, сочинял его как рифмованное. Просто, во-первых, он принимал за рифму всякое самое малое созвучие практически — повтор гласного звука с прилегающим согласным: «я зык — л ыко», «по сох — бо сой» и, во-вторых, располагал эти рифмы в таком прихотливом порядке, что рифмическое ожидание, предсказуемость созвучия, становилось невозможным. Порядок рифм в первых двух частях стихотворения — аБвАвб и абАвВб напоминаем: строчные буквы — мужские рифмы, прописные — женские. Найдите сами рифмы в остальных частях стихотворения и определите каждую, пользуясь знакомыми терминами: «неравносложные», «разноударные», «неточные с усечением», «неточные с заменой» и пр. Любопытно, что при столь сложной рифмовке стихотворения размер его — как бы для компенсации — очень простой какой? На небе тают облака, А солнце ноги мне золотит. Тропы над берегом реки, Не знаю я, куда приводят. Мои мечтания легки И так беспечно колобродят. На берегу ряды кустов Порою ветер нежно клонит, А лес от птичьих голосов Поет, звенит и нежно стонет. Покой над тихою рекой С покорной кротостью знакомит, И ветки гибкой ни одной Моя рука не переломит. Душа, как верная раба. У Бога ничего не просит, Но если что ей даст судьба, Возьмет и ничего не бросит. А если свободный нерифмованный стих ей сулит, А если муки ей готовит, Она за все благодарит, За все владыку славословит. Всегда покорна и светла, Она ни с чем, ни с чем не спорит, Не разделит добра и зла И смерти с жизнью не поссорит. От зноя не стремится в тень Свободный нерифмованный стих вечной ночи не торопит, — Настанет неизбежный день, И будет кубок жизни допит. Сологуб, 1889 Италии В стране богов, где небеса лазурны, И меж олив где море светозарно, Где Пиза спит, и мутный плещет Арно, И олеандр цветет у стен Либурны, Я счастлив был. И вам, святые урны Струй фэзуланских, сердце благодарно За то, что Бог настиг меня коварно, Где вы шумели, благостны и бурны. Туда, туда, где умереть просторней, Где сердца сны — и вздох струны — эфирней, Несу я посох, луч ловя вечерний. И суеверней странник, и покорней — Проходит опустелою кумирней, Минувших роз ища меж новых терний. Обычно подбор рифм для цепей А к Б осуществляется независимо друг от друга; поэты лишь стараются, чтобы А не было похоже на Б и они не путались бы при восприятии. Но возможно иное: эти цепи точных рифм могут перекликаться друг свободный нерифмованный стих другом ассонансами и диссонансами. Содержание стихотворения — воспоминание о Тоскане; струи свободный нерифмованный стих — от старинного названия городка Фьезоле близ Флоренции; Либурна — это Ливорно близ Пизы. Сологуба четные рифмы всех 8 строф связаны ассонансом на -о- и различаются только стоящими после этого согласными: -от-од-он-ом-ос-ов-ор-оп. Это менее заметно ср. Чем дальше перемежение, тем менее заметна перекличка рифмических цепей. Иванова есть стихотворение, написанное в годы первой мировой войны: «Адаме! » — Мать-Земля стенает, Освободитель, по тебе, А человек не вспоминает В братоубийственной борьбе О целого единой цели. Свободный нерифмованный стих Солн це тонет в багре це; И бродит мысль — не о конце ли? Когда ж противники увидят С двух берегов одной реки, Что так друг друга ненавидят, Как ненавидят двойники? Что Кришна знал и Гау тама, — По ужаснувшимся звезд ам Когда ж прочтут творцы А дама, Что в них единый жив А дам? В этих двух строфах вторые четверостишия написаны с рассчитанной перекличкой мужских и женских рифм, но всякий ли читатель улавливает эту закономерность? ФОНИКА Утро и-е-а-о-у Над долиной мглистой в выси синей Чистый-чистый серебристый иней. Над свободный нерифмованный стих, — как изливы лилий, Как изливы лебединых крылий. Зеленеют земли перелеском; Снежный месяц бледным, летним блеском, — В нежном небе нехотя юнеет, Хрусталея, небо зеленеет. Вставших глав блистающая стая Остывает, в свободный нерифмованный стих улетая. Синева ночная, там, над нами, Синева ночная давит снами! Молньями, как золотом, в болото Бросит очи огненные кто-то. Заликует, — все из перламутра, — Бурное, лазуревое утро: Потекут в излучине летучей Пурпуром предутренние тучи Белый, 1917 Слово Стихи с созвучиями Слово — событий скрижаль, скиптр серебряный созданной славы, Случая спутник слепой, строгий свидетель сует, Свободный нерифмованный стих солнца союзник, святая свирель серафимов, Сфер созерцающий сфинкс, — стены судьбы стережет! Слезы связуя со страстью, счастье сплетая со скорбью, Сладостью свадебных снов, сказкой сверкая сердцам, — Слово — суровая сила, старое семя сомнений! Слыша со стонами смех, сверстник седой Сатаны, Смуты строитель, снабдивший строения скрежетом, Слово — Стали, секиры, стрелы, сумрачной смерти страшней! Чернела, чавкая чумазой нечистью, ночь бесконечная, И челны чистые, как пчелы-птенчики безречных встреч, Чудили всячески, свободный нерифмованный стих качки с течами полуувечные, Чьи очи мрачные их чисел чудную чеканят речь. Чем — чайка четкая — в часы беспечные мечтой пречистою Отлично честная Лючинь сердечная лечила чад Свободный нерифмованный стих выскочек? Коричне-глетчерно кричит лучистое В качалке алчущей Молчанье чахлое, влача волчат. Витраж оранжерей багровый, Мажора зодчего восторг. А твой, Ижора, герцог славный — Тамбур-мажор, а после стал Шафирову оммажоравный, — Мираж оранжевый нам дал. Уж о Растрелли нету спора; Помажь, — о радужный! Пусть ж о ракурсах злых Кваренги Ткут ложь ораторы всех каст, — Вас все ж, — о, радуйтесь! Но элементом стихосложения и предметом стиховедения является только она, потому что только она канонизирована, играет структурную роль сигнала конца строки и вызывает рифмическое ожидание. Вся остальная фоника или звукопись, от греч. Она играет свободный нерифмованный стих роль звукового свободный нерифмованный стих, выделяющего то или иное отдельное место и непредсказуема. Однако возможны исключения — когда какой-нибудь звук или звукосочетание повторяется настолько систематически, что это ощущается как принцип подбора слов и вызывает ожидание каждого следующего его свободный нерифмованный стих. Таковы эти стихотворения подзаголовки их — авторские. Белого предсказуемы с какого момента? Брюсова — начальные согласные каждого слова именно такое созвучие называется аллитерацией в узком смысле слова; подобная аллитерация заменяла внутреннюю рифму в древнегерманском стихе. У Северянина предсказуемо наличие в каждом слове малочастотного звука «ч», а у Пяста — наличие в каждой строке еще более труднодостижимого бессмысленного звукосочетания «жора» изобретателем этого фонического фокуса Пяст называет Свободный нерифмованный стих. Трудностями стихотворной свободный нерифмованный стих обусловлен вычурный перифрастический стиль пястовского стихотворения: речь идет о Петре I, его сподвижниках Меншикове «твой, Ижора, герцог» и Шафирове, о зодчих петербургского барокко Растрелли и классицизма Кваренги ; мрежами сетями оранскими названа Голландия по Оранской династииа «продаж оракулом» — журналист, ведший в журнале «Старые годы» отдел «Об аукционах и продажах». Рамбовские красы — от разговорного названия Ораниенбаума под Петербургом; мираж оранжевый — Меншиков дворец, свободный нерифмованный стих в оранжевый цвет; неологизм «оммажоравный» означает «равный почетом» фр. Пяст упоминает еще более сложные формы стихов типа «жоры», например «боранаут»; нам не удалось ни отыскать, ни сочинить ни одного «боранаута», — может быть, читателю повезет больше? Особое положение занимает последнее стихотворение. Принцип его звукового построения объявлен в заглавии: в нем нет слов, содержащих звуки «р» и «с», и этот принцип, заранее сообщенный читателю, действительно подтверждается на каждом шагу. Но если бы этого объявления в заглавии или подзаголовке не было, уловил ли бы читатель эту закономерность самостоятельно, — так, как улавливает без всякой подсказки закономерность повторения «ч» у Свободный нерифмованный стих Нам кажется, что вряд ли: отсутствие «р» и «с» не заметалось бы или показалось бы случайностью, только и всего. Так ли это на ваш слух? Для проверки возьмите несколько восьмистиший у Пушкина или Лермонтова и посчитайте в них согласные: вдруг среди них окажутся тоже написанные без такого-то свободный нерифмованный стих таких-то звуков причем заведомо без намерения автора и неощутимо для читателя? Обнаружено, например, что в известном восьмистишии Батюшкова «Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы. » нет ни одного довольно частотного звука «м». При всем том, как ни странно, именно этот сомнительный вид фонической организации одним из первых попал в поле зрения теории и практики литературы. », попавшая в качестве арии в оперу «Пиковая дама», — многие ли заметили эту особенность ее строения? Как пошли по улице, — Солнце пляшет на лице. Горюны повесились, Пуще, солнце, веселись! Выходите, девицы: Мы любиться молодцы. Или свободный нерифмованный стих горле каравай? Ох, гуляли по миру, Распьянилися в пиру. Тепленеет красный ком Кровопарным облаком. Мы — над взмахами косы Виснущие хаосы. Нет, неправда: гладь тиха Розового воздуха, — Где истаял громный век В легкий лепет ласточек, — Где, заяснясь, «я» и «ты» — Светлых светов яхонты, — Где и тела красный ком Духовеет облаком. Облако, тая, являет горный склон, и высеченный в скале престол, и царя на престоле. Встань озарить Избыток мой свободный нерифмованный стих вознесенный мой престол, Мой одинокий, и сады моих долин! Встань, око полноты моей и светочем Уснувший блеск моих сокровищ разбуди, И слав моих стань зеркалом в поднебесьи, Мой образ-Солнце! Вечный ли Титан тебя, Трудясь, возводит тяжкой кручей предо мной, Иль Феникс-птица мне поет свой вещий гимн, Паря свободный нерифмованный стих сводом раскаленным меж двух зорь, — С тобой, мой брат, я одинок божественно!. Солнечные лучи, спускаясь с вершины, достигают Тантала. Иванов, 1904 В русских двусложных размерах — ямбе и хорее — сильные места и слабые места чередуются через слог: È ´È´È. Слабые места È преимущественно безударны если и ударны, то лишь за счет коротких односложных словсильные места ´ преимущественно, но не обязательно ударны. Единственное место, на котором ударение обязательно ¢— это последнее сильное место в строке — ударная константа от лат. Нарушение этого правила — как в приводимых стихах — большая редкость. Белого о преодолении плоти свободный нерифмованный стих имитацией немецкого стиха, где свободный нерифмованный стих рифмовка ударения с «полуударением» Nebenton обычна; во вступительном монологе трагедии Вяч. Иванова о Тантале, пресытившемся своим счастьем, — имитацией античного стиха «ямбического триметра»; в его имитации сочетаются 6-ст. Который нас от жизни отделил. Живу не прежней механической Привычкой жить, избытком юных сил. Осталось мне безмерно малое. Но каждый атом здесь объят огнем. Неистощимо неусталое Пыланье дивное — мы вместе в нем. Пойми предел и свободный нерифмованный стих И мощь вихреобразного огня, И ты поймешь, как утомление Безмерно сильным делает меня. Сологуб, 1920 В каждом стихе 10 слогов; ни на 10-м, ни на 8-м ударной константы нет. Казалось бы, эти стихи можно тоже считать бесконстантными. Но прислушавшись, мы определяем: во свободный нерифмованный стих нечетных стихах, рифмующих друг с другом «магический — механический» и т. Стало быть, мы должны сказать: стихотворение представляет собой урегулированное чередование разностопных стихов : 4-ст. На практике такое чередование встречается очень редко: поэты его избегают именно потому, что в нем неотчетлива ударная константа. ОКОНЧАНИЯ СТИХА Ночь Ветки, темным балдахином свешивающиеся, Шумы речки, с дальней песней смешивающиеся, Звезды, в ясном свободный нерифмованный стих слабо вздрагивающие, Штаммы роз, свои цветы протягивающие, Запах трав, что сердце тайно вкрадывается, Теней сеть, что странным знаком складывается, Вкруг луны живая дымка газовая, Рядом шепот, что поет, доказывая, Клятвы, днем глубоко затаенные, И еще, — еще глаза влюбленные, Блеск зрачков при лунном свете белом, Дрожь ресниц в движении несмелом, Алость губ, не отскользнувших прочь. Брюсов, 1915 Все безударные слоги, следующие в конце стиха после ударной константы, называются окончанием стиха клаузулой и в счет стоп не идут. Окончания могут быть мужскими последний слог — ударная константаженскими после константы — один безударный слогдактилическими после константы — два безударных свободный нерифмованный стихгипердактилическими после константы — три и более безударных слогов. Это стихотворение Брюсова начинается гипердактилическими окончаниями с 6 безударными слогами, а затем с каждым двустишием окончания укорачиваются на слог, вплоть до мужских. При всем том размер стихотворения остается один и тот же — 5-ст. Штампы роз правильнее: штамбы — кусты роз. В длинных окончаниях на свободный нерифмованный стих слогах обычно на последнем могут стоять сверхсхемные ударения, не входящие в счет стоп. Чаще это встречается в стихах нерифмованных, например у Некрасова в «Кому на Руси жить хорошо» 3-ст. » ЧЕРЕДОВАНИЕ ОКОНЧАНИЙ М—Ж: Таити Со мной простись, моя Таис: Готов свободный нерифмованный стих отплыть в Таити, Свободный нерифмованный стих томно гнет к земле маис Свои оранжевые нити. Вы на любезности не скупы И снисходительны к гостям, Но как туземец Гваделупы, Я безразличен буду к вам. Но поступлю, конечно, мило я: В Китай приеду невзначай. Лишь денег свободный нерифмованный стих — случайность странная, Мою решимость не смущай. Ах, если денег не достану я, Как попаду в Китай, в Китай? Дремали мандарины строгие — Свободный нерифмованный стих, видно, принято в Пекине, Любовный вздох при каждом слоге я Лукаво добавлял к латыни. Поверил: три угла — прозренье, И марсиан контузит пробками. Он в трели наряжает стрелы И в мантии — смешные мании. Сократ иль юнга загорелый Из неоткрытой Океании? И памятуя, что гонимый Легко минует преисподнюю, Плакатно-титульное имя Чертит, задора преисполненный. Когда ж, уединившись с богом, Искусству гениев не сватает, Он просит вкрадчиво и строго Известности, а также святости. Несусь с тобой, с тобой вдвоем, Огнем двойным сжигаем разом я, И вижу на челе твоем Улыбку скорбную со спазмою. Ты молишь, чтоб господь хранил Мое безумье каждодневное, И для меня ты просишь сил, А для свободный нерифмованный стих прическу Евину. От скуки смертной спасено Все опрокинутое на землю. Один кто стал бы пить вино И доверять хмельным фантазиям? Благие чувства в душу прибыли. От них не спрятаться, не спятиться. Ни удовольствия, ни прибыли. Без экзегетики евангелий И лжепифагорейской ветоши Премудрость, оплотившись в ангеле. Разбила душу мне на две души. Вот эта — брошена соблазнами, В ней клики с клироса и клирики; А той подай роман с Фоблазами И весь комплект блудливой лирики. Сия раздвоенная неженка Томится, как за чтеньем Зиммеля, Не замечая, что невежливо Ее давно в сторонку свободный нерифмованный стих. Чтоб хоры ангельские пели, И прокаженному прикажет Придвинуться к моей постели. Невнятных уст коснутся струпья Благоуханнейшим зловоньем, И я пойму тогда, что труп я, Полуистлевший на амвоне. Мечей сверлящих остриями Была душа моя проткнута, И в пустоте, в последней яме Нет ни покоя, ни уюта. Я не любил, чтоб было сыро, И кофе пил, когда погуще. Я, закурив, читал в псалтири Полезное на сон грядущий. Пусть кто-то умер, С меня достаточно заботы: Какой тянуть на счастье нумер, И если ты не я, то кто ты? О милый друг, поверь, поверь: Без веры свободный нерифмованный стих грозит тебе. Никто не знает наперед, Проснется ль завтра снова он, Но каждый день и каждый год Над нами тот свободный нерифмованный стих небосклон. Скрывают те же облака Святилище от наших глаз. О милый друг, спеши, пока Еще не бьет последний час. Сказавши: «будьте терпеливы, Не всем дано судить уверенно О чуждых разуму вещах, Но на земле, как в небесах. Душа не может быть потеряна». Сквозь приотворенные ставни Весна дышала ароматами, Виднелся звездный небосклон. В раздумий следил наставник За неподвижными вожатыми. «Познайте, друг мой, — молвил он, — Как прост любви благой закон, Единый, сущий в каждом свободный нерифмованный стих. В стихах — наоборот. Соизмеримость стихотворных строк ощущается четко, концовочная строка обычно делается не длиннее, а короче предыдущих, что как бы дает ощущение «больше сказать нечего! » и побуждает при чтении делать удлиненную паузу. Нагляднее всего это в стихах неравностопных: здесь чередования длинных Д и коротких К строк в последовательности ДДДК ДДДК. Однако в стихах равностопных действует та же закономерность, только тоньше: счет идет не на стопы, а на слоги. Мужское окончание на слог короче женского, а женское — дактилического; и чем короче окончание, тем чаще оно употребляется в концовке строфы или полустрофы. Поэтому строфы с чередованием окончаний ЖМЖМ, ДМДМ, ДЖДЖ встречаются свободный нерифмованный стих и звучат плавнее, чем МЖМЖ, МДМД, ЖДЖД. Обычно в четверостишии самая сильная смысловая пауза бывает после 4-го стиха конец строфыследующая по силе — после 2-го конец полустрофыслабейшие — после 1-го и 3-го. В строфах с окончаниями типа ЖМЖМ смысловые и ритмические паузы совпадают после 2-го и 4-го стихов и четверостишие дробится на 2+2 строки; а в строфах типа МЖМЖ после 2-го и 4-го стихов остаются паузы смысловые, а после 1-го и 3-го появляются паузы ритмические укороченные окончаният. Проверьте, так ли это на ваш слух. Во всех приведенных примерах рифмовка перекрестная — АБАБ; попробуйте сами перестроить их так, чтобы рифмовка получилась парная ЖЖММ, ММЖЖ и т. В чем изменится звучание? Автор этих стихов, Беленсон, был близок к «умеренным» футуристам их теоретику Падуя — итальянский город, где Галилей делал опыты с падением тел. Экзегетика — искусство толкования например, вычитывание из Евангелия скрытой «премудрости». Роман «Фоблаз» Луве де Кувре XVIII в. Зиммеля конец XIX в. АНАКРУСА Зной Не воздух, а золото, Жидкое золото Пролито в мир. Скован без молота, Жидкого золота, Не движется мир. Синее озеро, Молча лежит. Зелено-косматое, Спячкой измятое, Свободный нерифмованный стих воду глядит. Белые волосы, Длинные волосы Небо прядет — Небо без голоса, Звонкого голоса, Молча прядет. Городецкий, 1905 В этом стихотворении свободный нерифмованный стих строк представляет собой свободный нерифмованный стих. На слух мы чувствуем, что, несмотря на эту разницу, стихотворение воспринимается как однородное и плавное. Это значит, что начальное слабое место в стихе находится в нем на свободный нерифмованный стих положении, это как бы подступ «затакт», говоря по-музыкальному к ритму стиха. Поэтому для него есть специальный термин анáкруса гр. «оттяжка»и размер этого стихотворения лучше определить не как «смесь 2-ст. В другом месте этой книги вы найдете пример «4-ст. В двусложных размерах переменные анакрусы встречаются очень редко, в свободный нерифмованный стих — немного чаще. В свободный нерифмованный стих таким стихам с переменной анакрусой обычные стихи — ровные дактили, ямбы и пр. Здесь тоже чувствуется, что эти начальные безударные слоги находятся на особом положении: на них чаще приходятся сверхсхемные ударения, чем на слабые места внутри свободный нерифмованный стих. Поэтому, например, в «Евгении Онегине» строчка: « Еж, мрак, мосток, медведь, метель» — звучит ровнее и привычнее, чем предыдущая: «Слова: бор, буря, ведьма, ель». Я жить не хочу настоящим, Я внимаю намекам струны. Цветам и деревьям шумящим, И легендам приморской волны. Желаньем томясь несказанным, Я в неясном прядущем живу, Вздыхаю в рассвете туманном, И с вечернею тучкой плыву. И часто в восторге нежданном Поцелуем тревожу листву, Я в бегстве живу неустанном, В ненасытной тревоге живу. Зеленым повисли шатром; Дикой, высокой травою Покрылись дорожки с песком. Видно, давно человека Не видел ты, сад-старина? «Да, вот уж скоро полвека Никто не нарушил мне сна. Сон мой баюкают птицы Чарующим пеньем своим, И сон мне волнующий снится: Любим я весною, любим! Кокорин, 1910 Стихи Городецкого были примером неурегулированной переменной анакрусы. Эти два стихотворения знаменитого Бальмонта и безвестного Кокорина — примеры урегулированной, предсказуемо чередующейся переменной анакрусы. У Бальмонта чередуются строки с односложной и двусложной анакрусой трехсложного метра 3-ст. Можно заметить, что звучат они по-разному: у Бальмонта более контрастно, у Кокорина более плавно это подчеркнуто и графическим обликом стихов: у Бальмонта с отступами, у Кокорина без отступов. Причина — в том, как соотносятся скопления безударных слогов внутри стиха и на стыках стихов. » На стыках стихов оказываются то 3, то 1 слог, тогда как внутри стиха между ударениями стоят по 2 безударных слога; таким образом, свободный нерифмованный стих резко выделяются в общем потоке ритма стиха, текст звучит отрывисто. » На стыках стихов оказываются то 2 слога как и внутри между ударениямито ноль слогов резкий контраст. Таким образом, у Кокорина нечетный и четный стих каждой строфы как бы сливаются в один 6-ст. Такую урегулированную анакрусу, которая делает стихи отрывистыми, как у Бальмонта, можно условно свободный нерифмованный стих контрастирующей; такую, которая делает стихи слитными, как у Кокорина, — компенсирующей. Эта роль урегулированной переменной анакрусы особенно видна, если для сравнения представить оба стихотворения с постоянной анакрусой. », строки сливались бы, контрастности было бы меньше. », строки разъединялись бы, контрастности было бы больше. Посмотрите уже упоминавшийся двусложник Верховского с переменной анакрусой — контрастирующую играет она там роль или компенсирующую, разрывает или связывает строки? ЦЕЗУРА Классические розы Как хороши, как свежи были розы В моем саду! Как взор прельщали мой! Как я молил весенние морозы Не трогать их холодною рукой! В те времена, когда роились свободный нерифмованный стих В сердцах людей, прозрачны и ясны. Как хороши, как свежи были розы Моей любви, и славы, и весны! Прошли лета, и всюду льются слезы. Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране. Как хороши, как свежи ныне розы Воспоминаний о минувшем дне! Но дни идут — уже стихают грозы. Вернуться в дом Россия ищет троп. Как хороши, свободный нерифмованный стих свежи будут розы. Моей страной мне брошенные в гроб! Северянин, 1925 Он улыбается Из цикла «Пророк» Он долго говорил, и вдруг умолк. Мерцали нам со стен сияньем бледным Инфант Веласкеса тяжелый шелк И русый Тициан с отливом медным. Во мраке свободный нерифмованный стих камин; огнем цвели Тисненых кож и свободный нерифмованный стих и позолота; Умолкшие слова в тиши росли, И ждал развернутый том Дон-Кихота. Душа, убитая тоской отрав, Во власти рук его была, как скрипка, И увидала я, глаза подняв. Что на его губах зажглась улыбка. Черубина де Габриак, 1910 Цезура лат. «разрез» — это постоянный словораздел внутри строки, повторяющийся из стиха в стих и облегчающий восприятие его ритма. Длинные строки начиная с 6-стопных без цезуры употребляются редко и воспринимаются плохо см. В стихотворении Северянина выдержана именно эта цезура после 2-й стопы — как знак тоски по прошлому найдите единственное ее нарушение. Но чтобы хоть сколько-нибудь обратить на нее внимание читателя, Северянину пришлось дополнительно соблюсти постоянное ударение на предцезурной 2-й свободный нерифмованный стих, что было совсем не обязательно ср. В свободный нерифмованный стих Черубины де Габриак выдержана другая; цезура, после 3-й стопы, почти никогда раньше в русской поэзии не употреблявшаяся, свободный нерифмованный стих как знак установки на избранный круг мастеров и знатоков стиха, которые только и смогут расслышать и оценить непривычную новацию. Последние две строки «Классических роз» высечены на могиле ПЕРЕДВИЖНАЯ ЦЕЗУРА Зимняя ночь Не подняться дню в усилиях светилен, Не совлечь земле крещенских покрывал. Но, как и земля, свободный нерифмованный стих обессилен, Но, как и снега, я к персти дней припал. Далеко не тот, которого вы знали. Кто я, как не встречи краткая стрела? А теперь — в зимовий глохнущем забрале — Широта разлуки, пепельная мгла. А теперь свободный нерифмованный стих я свободный нерифмованный стих портьерой Тяжко погребу усопшее окно, Спи же, спи же, мальчик, и во сне уверуй, Что с тобой, былым, я, нынешний, — одно. Нежится простор, как дымногрудый филин, Дремлет круг пернатых и незрячих свеч. Не подняться дню в усилиях светилен, Покрывал крещенской ночи не совлечь. Пастернак, 1913 Это стихотворение Пастернака впоследствии переработанное в 1928 г. В этом стихотворении обязательное ударение на 3-й стопе строго выдержано, и это заставляет читателя по крайней мере, привыкшего к свободный нерифмованный стих стиховой традиции ощущать следующий словораздел как цезуру. Но обязательное место цезуры после 3-й стопы соблюдено только в шести стихах как они располагаются по стихотворению? » ; но для Пастернака он ассоциировался также с нарушениями цезуры в александрийском стихе см. Только такой переменный словораздел после постоянного ударения может называться передвижной цезурой; если внутри стиха постоянных ударений нет и постоянных словоразделов тоже нет, то перед нами просто бесцезурный стих ср. Проснется страх в твоей груди. Оставь селенья, иди далеко Или создай пустынный край, И там безмолвно и одиноко Живи, свободный нерифмованный стих и умирай. Сологуб, 1902 После первой встречи После первой встречи, первых жадных взоров Прежде невидавшихся, незнакомых глаз, После испытующих, лукавых разговоров Больше мы не виделись. То было свободный нерифмованный стих раз. Но в душе, захваченной безмерностью исканий, Все же затаился ласкающий намек, Словно там сплетается зыбь благоуханий. Словно распускается вкрадчивый цветок. Мне еще невнятно, непонятно это. Я еще не знаю. Что-то будет в будущем? Или же не будет, не будет ничего? Кажется, что есть во мне, есть в душе возможность, Тайная возможность, не знаю лишь — чего. Навстречу сердцу: легко благое иго. И смерти: участь опавшего листа. И жизни: вечность промчавшегося мига. Навстречу «мимо» свободный нерифмованный стих осветился: пусть. Дыханью «пусто» он свободный нерифмованный стих нива. И отдал счастью — большого строя грусть И скорби — стих свой высокого прилива. Он темных, пленных безмерно пожалел И ужаснулся свободный нерифмованный стих нашей муке, И цепь неволи он на свои надел. Чтоб наши тронуть закованные руки. Здесь, на земле он, на черной — с нами он, Печалью некой, безумьем нашим болен, И с нами бредит, и с нами усыплен, И снами скован, и снами приневолен. И пленным — нежный твердить не устает, Что нет чертога украшенней темницы, И темным — светлый поет, и льет, и льет Дождем стеклянным созвучия денницы. И холод ночи нам — утренняя дрожь, Тюрьмы решетки нам — неба перламутры, И все равно нам, где истина, где ложь. Когда глядит Свободный нерифмованный стих, поет Премудрый. И все равно нам, узнать или забыть, Что — крест распятья и что — печать свободный нерифмованный стих. И нам не жаль не быть: Нам пел Премудрый, на нас глядел Прекрасный. Меркурьева, 1918 Как стихораздел делит текст на стихи, так цезура делит стихи на полустишия а сверхдлинные стихи — и на «третьестишия», как ии на свободный нерифмованный стих, как в.



COPYRIGHT © 2010-2016 communservis.ru